Сентябрь 10th, 2017

wkvOVuBRvk4

ЙОУН И ТУРС (ION OG þURS: RITDÓMUR)
(ИЛИ 436 РАЗ О ЛУКАВОМ)

Некоторые учат говорить одно слово супротив укуса гадюки, а именно: «Faul»… (из «Англосаксонская магия. Исл. травник»)

ЧАСТЬ 1

«Eddurit Jóns Guðmundssonar lærða» («Писание об «Эддах» Йоуна Гвюдмундс-сона Ученого) — великолепный двухтомник 1998 г., выпущенный в Исландии. Первый том – это фундаментальное исследование обстоятельств жизни и творчества Йоуна (Гвюдмундс-сона) Ученого (Jón Guðmundsson lærða, 1574-1658 гг. – далее ЙУ), выполненное исл. профессором Эйнаром Г. Пьетурссоном (его докторская диссертация). Второй том – это тщательное издание трактата Йоуна Ученого «Samantektir um skilning á Eddu» (1641 г. «Собрание сведений и фактов для лучшего понимания «Эдды») и более короткого трактата «Ristíngar» (1642 г. «Встарь на древнесеверном языке прозывались руны нарезками и буквицами»). На первом томе «Eddurit» так или иначе основаны все современные исл. и пр. исследования и книги о жизни и творчестве Йоуна Ученого. Трактат о рунах «Ristíngar» из этого издания почти полностью переведен мною в моей «Рунологии» (2005 г.)

«Í spor Jóns Guðmundssonar lærða» («По следам Йоуна Ученого») – это сборник статей, посвященных Йоуну Ученому (изд. 2013 г.). Он связан с конференцией на востоке Исландии в августе 2008 г., приуроченной к открытию памятника Йоуну Ученому (350 лет со дня смерти ЙУ). После выхода сборника «Í spor Jóns Guðmundssonar lærða» дата смерти ЙУ получила официальную «фиксацию» — 1658 г. Сборник великолепно иллюстрирован. Туда включена моя статья на исл. языке и рецензия на мои книги. Благодаря этой конференции я впервые увидел Исландию собственными глазами «в живую». До этого я «видел» ее лишь через строки и буквы книг и рукописей. Но я смог сочинить и издать свою биографию Йоуна Ученого под названием «Йоун Книжник-Чародей» (2009 г.)!

Я начал сочинять свою книгу в конце прошлого века, когда не было удобного Интернета, не было интернет-переводчиков и хранилищ исл. рукописей и книг в Интернете. Я связывался обычными (snail) письмами с профессором Эйнаром Г. Пьетурссоном и спрашивал о сложных (редких) исл. словах (до сих пор, кстати, нет полноценных исл. словарей, а что уж говорить о словаре языкового периода жизни ЙУ!).

Я работал с неопубликованными исл. рукописями (читал по-исл. через англ. язык), выучился читать не только на английском и (древне)исландском, но и на немецком, датском, фарерском, среднеанглийском, древнеанглийском языках. Я заказывал книги в США по межбиблиотечному обмену. Сам рисовал карты мест в Исландии, связанных с жизнью ЙУ, рисовал исл. костюмы XVI-XVIII вв. Я составил таблицы светской и духовной власти в Исландии. И все это в сложнейших условиях выживания иммигранта в чужой стране (США). Неужели это не заслуживает хоть малой толики УВАЖЕНИЯ И УДИВЛЕНИЯ и настоящей поддержки?!

Один мой знакомый (который долгое время проработал в посольстве в Исландии) сказал мне, что сейчас за составление биографий исландцев исландцами же хорошо платят. Вот и очередная книга о Йоуне Ученом «Jón lærði og náttúrur náttúrunnar», опубликованная в ноябре 2016 г. в Исландии неким Видаром Хрейнссоном (Viðar Hreinsson), тому свидетельство. Несмотря на то, что подобную компиляцию, после стольких публикаций о ЙУ (на исландском, англ. и пр. языках) может составить любой заурядный читающий исландец, этот опус кичится целым списком грантов на издание и даже какой-то исл. литературной премией, незамедлительно выданной исл. издательством своему же детищу.

Тем не менее, даже после поверхностного знакомства с книгой Видара Х. (далее ВХ) становится очевидным, что сей автор, мягко говоря, не вполне специалист в данной области, обладает своеобразным представлением о жизни и мироощущении своего соотечественника (не отвечающим действительности), и сам весьма предвзятый (лицемерный) человек, плюс, как и все исландцы в целом, слишком «зациклен» на родной «деревне» Исландия, и небрежно относится к культуре и истории настоящих мировых держав. Так в своем недавнем опусе ВХ:

Игнорирует (не упоминает) меня и мои труды:

1) мою статью в вышеупомянутом сборнике «Í spor Jóns Guðmundssonar lærða» («По следам Йоуна Ученого») и рецензию на мои книги об Исландии А. Бергманна;
2) важную статью исл. профессора Эйнара Г. Пьетурссона (ведущего специалиста по наследию ЙУ) о рукописи пастора Йоуна Дада-сона (Jón Daðason) Nks. 76, fol. (об интереснейшем влиянии ЙУ на пастора Йоуна Дада-сона, об отголосках утерянной «неклассической» «Старшей Эдды», о рунописаре асов Фимбультире (Fimbul-týr) и о моем исследовании сего вопроса и публикации в «Колдовском полете» (2005): с. 28, 30);
3) мой исл. транскрипт в книге «Колдовской полет: Руническая астрология» на с. 9, включающий мои комментарии о «книжных рунах» (исл. bókrúnir) и «рунах скальдов» (исл. skálda-rúnir) – у ВХ см. с. 503;
4) статью проф. Эйнара Г. Пьетурссона «О Йоуне Ученом», опубликованную в моей книге «Йоун Книжник-Чародей» (2014: сс. 198-203 и др. изд.) на исл. (эта же статья включена в список академических работ Эйнара Г. Пьетурссона в сборнике его статей (2011 г.)).

Весьма показательно, что на с. 55 опуса ВХ. (когда речь идет о «Саге о Василии»: исл. «Basiliussaga») походя спутаны два св. Василия: утверждается, что храм Василия Блаженного на Красной площади в Москве назван в честь св. Василия Великого; но, как нам хорошо известно, святитель Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийской жил в IV в. в Кесарии Каппадокийской (330-379 гг.), ну а наш русский юродивый св. Василий (Московский) Блаженный был связан с Москвой и жил в XV-XVI вв. (1468-1557 гг.).

Интересный факт, что приблизительно 436 раз в опусе ВХ встречаются имена и синонимы лукавого, нечистого, черта и т.д. на исл., латинском и датском языках! А на с. 369 даже дан своеобразный портрет этого самого персонажа, столь любимого ВХ. из немецкой средневековой рукописи.

Как уже упоминалось ВХ не вполне знаком с важными материалами о ЙУ:

1) он не упоминает англ. пер. книги Эйнара Оул. Свейнссона «Об исл. фольклоре» («The Folk-Stories of Iceland», изд. 2003 г.), где встречается много новейшей информации по недавним исследованиям о ЙУ и библиографии, приведенной проф. Эйнаром Г. Пьетурссоном и проф. А. Фолксом (а также важные толкования некоторых мест и слов из трактатов ЙУ);

2) проигнорирована радио-пьеса о ЙУ, сочиненная и поставленная на исл. радио с помощью исл. актеров известным исл. кинорежиссером Аусдис Тороддсен (ее статья о ЙУ включена в сборник «Í spor Jóns Guðmundssonar lærða» («По следам Йоуна Ученого») и все же криво упомянута ВХ в его опусе);
3) нет ссылок на книгу «Исландский колокол» известнейшего исл. писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе, Халльдора К. Г. Лакснесса; эта книга талантливо повествует о тяжелой жизни в Исландии в XVII в., и судьба ЙУ (так же, как и главный герой книги Лакснесса, побывавшего в темнице в Копенгагене), явно связана с собирательным образом этого самого героя книги Лакснесса — Йоуном Хреггвидссоном.

Кроме того, в опусе ВХ встречается произвольное и уничижительное использование, скорей даже, искажение исходного материала о ЙУ:

1) мол, происхождение исл. эльфов (álfar) в трактатах ЙУ описано на примере червей (см с. 191; тут ВХ полагает, что ЙУ не видел разницы промеж карликами-двергами (dvergar) и эльфами!);

2) из неизвестных списков с трактата ЙУ о лечебных травах взято заглавие Álfadritsbruni: «Огонь эльфийского дерьма» (см. с. 608: очевидно, что в этом случае именно неизвестный переписчик исходного трактата ЙУ добавил сюда сей термин, ср. мою книгу «Англосаксонская магия. Исландский травник» (2017): сc. 158-9 и личную переписку с проф. Эйнаром Г. Пьетурссоном (июнь 2001 г.));
3) ВХ утверждает, что ЙУ описывал сыновей Муспелля (Múspellssynir), великанов языческой традиции или «ангелов» постсредневековой исл. традиции как «ползающих мышей» (см. с. 510, видимо, чтоб намекнуть, что ЙУ был не гениальный самобытный самоучка, но полусумасшедший бродяга);
4) ВХ совершенно голословно приписывает авторство исл. магической рукописи AM 434d 12mo размером с коробок самому ЙУ. Сия рукопись очень сложна для толкования и связана в основном с ритуалами общения с умершими (см. «Рунология Йоуна Оулафс-сона из Грюнна-вика. Исландские трактаты XVII века» и мой пост в «ВК» за апрель 2013 г.); (видимо, ВХ делает это, чтоб выставить ЙУ как черного мага и некроманта; с этой ложной идеей борются как проф. Эйнар Г. Пьетурссон, так и экс-министр Хьёрлейвюр Гухтормссон).

Также встречаются резвые фантазии, как например, с заглавной буквицей «Þurs» из одной исл. рукописи, копирование и украшение которой приписывается ЙУ – мол, нарисованное внутри сей заглавной буквы «Турс» детское личико должно изображать известную исл. демоницу Сельколлу (Selkolla), возникшую из умершего некрещеного младенца, сс. 100, 79 (см. «Йоун Книжник-Чародей» (http://alfatruin.msk.ru/2014/04/12/aevisaga_jon/#more..) и «Древнегерманский мифологический словарь»). Но Сельколла никогда не была многоголовым великаном-людоедом (значение исл. буквы и общегерманской руны «Турс»: исл. Þurs). В ди. тексте о Сельколле ее называют óvættr, т. е. злым «вихтом» или духом (vándur andi) и fjándi (или flagð): см. «Древнегерманский мифологический словарь»: сс. 459-60).

ВХ неточно дает цитату из исл. «Епископских саг», что в небе светили четыре солнца; в исходной «Саге о епископе Гудмунде Ара-соне Добром» речь идет о «двух солнцах» (см. также «Книга историй об эльфах» и мою иллюстрацию).

Камни шлема невидимости (исл. hulinshjálmssteinar). ВХ утверждает (сс. 333-4), что в двух магических книгах, которые легли в основу трактата пробста Гвюдмундюра Эйнарс-сона против магии и против ЙУ встречаются упоминания чародейского употребления этих самых камней. И что, мол, в некоторых списках судебного обвинения ЙУ за практическое применение колдовства встречаются упоминания этих камней шлема невидимости. Ну-ну. В Исландии всегда использование дивокамней приравнивалось к народной медицине, а не к запретному чародейству. А уж если мы без разбору будем приписывать историческому ЙУ любой клочок исл. рукописи XVII века, то забредем в непролазную чащу фантазий и откровенных домыслов (довольно часто даже поздние исл. рукописи по народной медицине приписывают ЙУ, ср. например, титульный лист JS 248, 4to).

Показательно, что в конце опуса ВХ, когда речь заходит о смерти и могиле ЙУ на востоке Исландии, нет ни слова о памятнике-плите ЙУ и конференции в его честь, прошедшей там в местечке Хьяльтастадюр 10 августа 2008 г.!

Говоря о рунах, особенно, разумеется, об исл. рунах ВХ почему-то не упоминает работы R. I. Page («The Icelandic Rune-poem», 1999 г.) и до сих пор не изданную исл. рукопись АМ 413 fol. (я перевел уместные кусочки в «Рунология Йоуна Оулафс-сона из Грюнна-вика. Исландские трактаты XVII века» и «Колдовской полет: Руническая астрология» но активно ссылается на работу R.W.V. Elliott‘а, хорошую, но отчасти устаревшую ныне рунологическую публикацию, где очень мало упоминается собственно об исл. рунах? Показательно, что дважды в опусе ВХ упоминаются исл. руны «лёд», «нужда», «устье реки» и «турс» (исл. ís, nauð, ós, þurs)…

Совершенно непонятно, зачем в опусе ВХ об Исландии XVII века упомянуты Барух Спиноза (с отдельным портретом на целую страницу), сефарды, «Талмуд», «Тора», и какое вообще отношение имеет к жизни и творчеству ЙУ российский академик Арон Яковлевич Гуревич, также упомянутый ВХ?! (Видимо такое же, как он и его дочь Елена Ароновна к англосаксонским эльфам, с легкой руки некоего А. Холла, также насильно притянутого «за уши» в опусе ВХ.) К чему попытки случайных параллелей жизни ЙУ и Спинозы? Как и неожиданное уравнивание охоты на ведьм в Исландии XVII века и современного негативного отношения расистов ко всем мусульманам: ВХ, с. 399?

О параллелях между ЙУ и Спинозой могу лишь сказать, что я сам в начале сочинения своей книги о ЙУ называл Йоуна Иваном, т. к. хотел облегчить понимание исл. персонажей для русскоязычных читателей. Но потом вернулся к исходному исл. Jón «Йоун» с последующей, закономерной для русских путаницей в исл. «Йоунах» (ср. мою статью в сборнике «По следам ЙУ»). И это понятно – я русский пишу об исландцах, но в случае с ВХ – исландец и иудей?

В библиографии опуса ВХ почему-то упоминается дочь самого ВХ с неизданной «вузовской» диссертацией, постоянно приводятся неопубликованные источники среди «Опубликованных»?!

Как я уже говорил, подавляющее число текстов ЙУ в опусе ВХ уже были изданы или же, скорей всего, взяты из профессиональных транскриптов Эйнара Г. Пьетурссона (например, текст заговора ЙУ против немертвых-драугов «Umbót»: «Улучшение или спокойствие духа» (ВХ, сс. 206-7) или отрывки из трактата ЙУ «Tíðfordríf»: «Приятное времяпрепровождение»).

В опусе ВХ, поскольку речь идет об исландце, обвиненном в занятиях колдовством, встречается много терминов, связанных с нордическим чародейством. ЙУ считал себя белым магом, а потому о своих противниках, черных колдунах, он намеренно употреблял термины исл. черной магии, запрещенной еще в древнеисландских законах, и термины, связанные с самыми языческими отголосками нордической магии: посему непонятно, почему у ВХ не встречается термин «seiður» («сэйд-волшба»)? Этот термин ЙУ употребляет о своем противнике областном управителе Ари Магнус-соне из Эгюр в автобиографии «Fjölmóður» (ст. 177): «Сильноуставший» или «Вальдшнеп» (на протяжении всего опуса ВХ красным готическим шрифтом приводятся строфы из этой автобиографии ЙУ, см. с. 282). Также, согласно фольклорным законам, в поздние времена практику seiður стали связывать с самим ЙУ – см. сборник «По следам ЙУ» (с. 259).

Весьма странно, что в опусе ВХ (и в библиографии) не упоминается об «Исландско-английском словаре» Клизби/Вигфуссона. Гудбранд Вигфуссон одним из первых упомянул имя ЙУ для англоязычной публики в «Corpvs poeticvm boreale» (1883 г.), а сам словарь содержит несколько редких слов, видимо взятых прямо из рукописей ЙУ (плюс Гвюдбрандюр Вигхвус-сон дал первую упорядоченную информации о ЙУ на исл. в предисловии к сборнику «Исландских легенд» Йоуна Ауртна-сона, XIX в.).

ЧАСТЬ 2

Также показательно, что нет упоминаний о генеалогическом древе ЙУ – составитель Guðmundur M.H. Beck – и не упомянуто о статье Guðmundur’а R. Sigurðsson’а – директора кладбища на востоке Исландии при кирхе в Хьяльтастадюр, где был установлен памятник ЙУ и его жене, и нет ни слова об архитекторе этого памятника Hjörleifur’е Stefánsson’е (см. «Í spor Jóns Guðmundssonar lærða» и статью на моем Сайте «Исландцы в Исландии XXI века»).

Кроме того, в опусе ВХ нет ни малейшего упоминания о немецком профессоре К. Маурере (XIX в.), сделавшем невероятно много для сохранения и публикации исл. фольклора. К. Маурер в своей книге на немецком языке первым опубликовал знаменитую вису (четверостишие) из поэмы-экзорцизма ЙУ «демоногон» на исл. языке: о том, что у эльфов есть все, кроме души (см. рус. пер. в «Йоун Книжник-Чародей»). Разумеется, в опусе ВХ эта виса толкуется в связи с исл. чертями, с. 190!

Еще раз повторюсь: ВХ не полноценный специалист-исследователь жизни и культурного наследия ЙУ, помимо того, что в его опусе нет упоминания обо мне (для него иностранца), рецензии Margrét Jónsdóttir Njarðvík на исл. перевод финского писателя Tapio Koivukari (тоже для ВХ иностранца), также опубликовавшего книгу о ЙУ (см. сборник «По следам ЙУ»), нет ни слова о транскрипте (издании исл. самиздатом) поэмы-экзорцизма ЙУ «демоногон», выполненном исландцем Tómas’ом V. Albertsson’ом; нет ничего о книге, выпущенной Музеем Магии и Колдовства в Хольмавике на Западных фьордах Исландии «Angurgapi…» (2003 г., где М. Равнссон первым пишет о том, что, по словам ЙУ, его враг, датчанин Олав Педерсен Оборотень бросил под ноги родственнице ЙУ руническую палочку для приворота).

… Все это смахивает на традиционное для многих исландцев ЛИЦЕМЕРИЕ.

Спросим себя, а кто такой ЙУ? Не гениальная ли это «черная (паршивая) овца», гонимая и хулимая белыми (обычными, «как все») овцами? А кто же его «гнал»? Да вот они же (их потомки, наживаясь на прошлом, продолжают ту же историю и ныне): Видар Хрейнссон, Сверрир Тоумассон, издатели «Lesstofan», Хельги Хатльгримссон, Магнус К. Ханнессон, Ингоульвюр Скуласон, Бенедикт Аусгейрссон, Бьярни Сигтриггссон, Ульвар Брагасон, Бьёргоульвюр Бьёргольфссон, Хёйкюр Хёйкссон, Ауртни Бергман, Гистли Сигурдссон и т. д.

Они очень любят разглагольствовать о «толерантности». Но стоп! Вот он я! Сейчас не XVII в., а XXI? И что изменилось? Для современных исландцев хороши (как и прежде) только иноземные богачи, но не иноземные (нищие) поэты, воспевающие красоты Земли Льда и Огня в своих далеких отечествах!

Учитывая все вышеперечисленное, напрашивается неутешительный вывод: опус ВХ в действительности не представляет ни художественной, ни научной ценности, а скорей служит классическим примером того, как эгоизм и «шорное» (предвзятое) видение могут породить подобное детище, созданное «назло».

Как справедливо заметил в частной переписке исл. профессор Эйнар Г. Пьетурссон о недавно выпеченном опусе ВХ – Þögnin hæfir því best: «игнорирование подходит ей более всего»!

P.S. Но сама тематика о ЙУ очень важна… О том, как древнегерманское язычество сплавилось с христианством в Исландии, и что из этого получилось…

divider

Comments are closed.