Февраль 4th, 2015

Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Интервью с исландцами, сентябрь 2013 г.
(Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»
Noncommercial documentary (film) «Elves, magic and Iceland»)

Приглашаю всех посмотреть еще один фильм об Исландии, эльфах и магии. Кликните на ссылку, чтобы запустить просмотр.

Version of the film in English

Тексты интервью можно почитать ниже:

Сигурдюр Атласон, Хоульмавик, Западные фьорды Исландии

siggi2 Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Я заинтересован в исландском фольклоре вообще. Это не то, чтобы мой главный интерес лежал в магии и колдовстве. Мои самые любимые истории о троллях, и, конечно, тролли связаны с магией. Магия связана со всем в Исландии, ибо магия важна в Исландии. Например, если мы посмотрим на языки: у инуитов в Гренландии есть 60 слов, которые означают «снег», в странах Азии, где растет бамбук, существует 50 слов для «бамбука», у нас в Исландии 40 слов для термина «galdur»: «магия». Это показывает, насколько магия и колдовство были важны для культуры. И это показывает, насколько сильно влияние «galdur» («магии») не только сотни лет назад, но и в прошлом столетии, и это действительно часть нашей истории. Я сам не занимаюсь магией, но кое-кто думает, что я занимаюсь. Нет. У меня нет знаний для этого, я не исследовал ее достаточно, но я верю, что это возможно – творить магию разными способами. Но вы должны творить ее правильно. И, по моему мнению, самая важная магия, которой мы пользуемся каждый день не задумываясь в этом прекрасном мире, по-исландски «von», «надежда» по-английски. Потому что, если у тебя нет никакой надежды, если ты ни на что не надеешься и не стараешься, чтобы завтра стало немного лучше, чем вчера, тогда жизнь бессмысленна. Если ты всегда негативен к будущему, возможно у тебя будет ужасная жизнь. Только с этим словом «надежда» и «позитивность» ты можешь совершить величайшую магию, и, я думаю, мы все совершаем ее каждый день не задумываясь, ибо очень нелегко выживать в Исландии, как в прошлом, так и в настоящем.

Я не разделяю исландскую магию на черную и белую. Для меня магия – это просто магия, неважно для добра или зла. Единственный ответ, который я могу дать: некоторые называют черной магией то, что вредит другим, заставляет их болеть и прочее, но для меня это всё – магия, нордическая магия, которую практиковали в Исландии. Может быть, если мы посмотрим на идею магии в Южной Америке или Африке, то это совершенно другое. Другие идеи, что-то более темное, чем у нас здесь. Например, «вуду» и подобное. Я бы назвал это черной магией. Но у нас в Исландии такого нет. Есть просто магия. Это просто.

Мой любимый, и, возможно, самый популярный (исландский маг) – это Сван из Сванова Холма в Бьярнарфьорде. Он вырос в Бьярнарфьорде, и на самом деле он единственный человек из Страндир, который упомянут в древнеисландских сагах. Он был великим ведуном. Он мог менять погоду, и у него были туннели сквозь многие горы, в те места, где он хотел рыбачить. Он был, по моему мнению, величайшим магом, и он относился к той же самой категории, как и Бард Ас из Снежной Горы, который вошел в горы и стал частью природы. Он очень известен. Таких мало, как Сван или Бард и несколько других. По моему, Сван – самый великий и известный, и он жил тут давным-давно, но мы до сих пор говорим о нем. Когда у нас погода с очень густым туманом, мы думаем о Сване, и это напоминает нам о его магическом искусстве. Это так или иначе связано с погодой.

Я пользуюсь текстом к «Шлему Устрашения»: Fjón þvær eg af mér/fjanda minna,/rán og reiði/ríkra manna. «Ненависть смываю я с себя/Врагов моих,/Грабеж и гнев/Господ богатых!» И это заклинание более менее объясняет значение и использование этого магического знака. «Шлем Устрашения» – очень эффективный знак. У меня сейчас нет его на себе.

«Шлем Устрашения» прежде всего защитный знак для Вас, и он для того, чтобы даровать Вам смелость и удачу в пути и в жизни. Он очень важен для современной жизни. И этот магический знак также против злоупотребления властью, и если люди думали, что он был полезен 1000 лет назад, до сих пор он весьма полезен, так как мы оказались в ужасной политической ситуации.

Демократия отвергнута. И он очень важен. А иногда мы используем заклинания. Но они более коммерческие, «маленького рода». Поэзия Йоуна Гвюдмундс-сона Ученого «Римы Снежных Вершин», часть их, потому что их более чем девяносто четверостиший мы, (используем) шесть, семь или восемь из них. Но большая часть заклинаний нацелена на то, чтобы «поднять мертвых», но они все утеряны. (Мы не знаем, что они из себя представляли [точно]). Но Йоун Ученый был хорош в заклинаниях.

Но если Вы делаете это «коммерчески», оно так не работает. Я верю, что магия (galdur) существует. Я считаю, что очень важно верить в это, как я сказал ранее. Если Вы не верите, что Ваше внутреннее «я», дух, душа, тело, «вокруг» существуют, чтобы изменять Вашу жизнь к лучшему, тогда у Вас будет жалкая жизнь. Существует магия жизни, чтобы приручать ее и получать от нее пользу.

Я думаю, что я видел призрака (draugur). Я очень его испугался. Мы были слишком возбуждены. Но я не совсем уверен. Сам я никогда не видел Сокрытый народ (huldufólk), но я уверен, что он существует. И мне гораздо удобней верить в него и принять это. Тогда я чувствую себя в большей безопасности, когда я путешествую один в горах; верить, что вокруг меня есть другой мир, чем тот, в котором мы живем, который расположен рядом с нами, и к которому нельзя приблизиться (по крайней мере не всем). И особенно потому, что моя любимая бабушка видела (эльфов), говорила с Сокрытым народом. Я верю ей, и никогда не считал мою бабушку лгуньей. Она сказала мне, что общалась с ними, и мне не остается ничего другого, как верить ей. Это безопасно. Ты чувствуешь себя комфортней. Более спокойно касательно своих детей. Я люблю эту идею, потому что, по-моему, идея о Сокрытом народе, о Сокрытом мире, является чудесной первой идеей о защите окружающей среды, которую ты принимаешь, идею, что ты являешься частью мира, ты находишься не над ним, но ты просто его часть, ты внутри него. И как только ты принял это, ты вынужден больше заботиться о самой Природе, и присоединиться к тем людям, которые стремятся охранять и защищать ее. Только подумайте, сколь дивным будет этот мир, эта планета…

Профессор Вьестейн Оуласон, Институт рукописей Ауртни Магнус-сона, Рейкьявик

edSUs7ssnN4 Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Да, язык, конечно, чрезвычайно важен, это – часть идентичности нации, хотя я не был бы столь категоричен, утверждая, что не может быть нации без своего [отдельного] языка. Взять, к примеру, Ирландию. Ирландцы более менее утеряли свой исходный гаэльский язык, на котором [сейчас] говорят на окраинах, но им удалось с помощью английского языка сохранить свою идентичность, которая по большей части представляет их собственный образ и культуру. Тем не менее, для исландцев невероятно важно иметь свой собственный характерный язык, который бы дал им возможность свободно себя выражать, а также связывал бы их с прошлым, поскольку у нас есть древние тексты, которые мы в состоянии ценить, читать, понимать и комментировать. В этом смысле язык невероятно важен. Также, если мы оглянемся на XVII столетие. Исландцев тогда было 50-60 тысяч, и, конечно, [иностранцы] знали о них очень мало, а то, что они знали, не было очень благоприятно. О них рассказывали нелепые истории. И было важно, чтобы исландцы уважали свой язык, традиции, которые они сохранили. Я бы ответил на твой вопрос «да, язык очень важен», хотя я бы не зашел столь далеко, чтобы утверждать, что нация не может существовать без своего отдельного языка. Хотя, конечно, надо помнить, что во многих языках существуют малые языки, диалекты, в больших странах, как у вас, где много народов и разновидностей языков. Но самое главное, что касается исландского языка, как сохранить его, сделать его современным инструментом… Это маленький язык, который используется как администрацией, так и в частной жизни. Мы, конечно, стараемся защитить его от английского, от многих атак новых аспектов. Это не что-то само собой разумеющееся, выживет он в течение столетий или нет. В смысле, как я сказал о культуре: язык развивается, изменяется, сохраняет своего рода отличие, идентичность, долгое время в будущем.

Ты прав, что он меняется, но ты не должен недооценивать возможность, что влияния из других стран не могут не быть выражены в современных медиа, в современных фильмах, книгах и поэзии, которые очень отличаются от XIX века. Как я сказал, язык изменяется. Ты можешь считать, что он портится, главным образом, если ты судишь, исходя из стандартов, каким язык был в древности. Но он не такой как был. Он должен изменяться. Я верю, что стараясь, мы сделаем его отличным, используя влияние, идеи, тенденции из древней культуры. Чтобы дать ему жизнь, ибо будучи живым, язык должен взаимодействовать с окружающим, с другими культурами, с прошлым, ибо это очень важно. Но мы не можем жить лишь прошлым…

…Но также [сейчас в Исландии] много вещей, которые основаны на коммерции, основаны на том, что люди следуют за некими глупыми идеями. Я не говорю нео-язычество, я бы сказал – это не очень серьезно, хотя это годится для некоторых людей. Некоторые люди пытаются исследовать древнюю религию, пытаются приспособить ее для нашего [современного] мира. Но я не согласен с этим, я не думаю, что это очень важно. Я принимаю это, но когда люди начинают выдумывать вещи, главным образом для того, чтобы «очаровать» туристов и продавать Исландию, чтобы люди «покупали» некие глупые новинки, как, например, новые виды эльфов, и что бы там ни было еще. Я думаю, что это нелепо, и я сожалею об этом.

Профессор Эйнар Гюннар Пьетурссон, Институт рукописей Ауртни Магнус-сона,Рейкьявик

sGChKLHFkw4 Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Также эльфы могут петь. У нас есть [эльфийские] Псалтыри. Псалом. Это были старые песни, спетые эльфами. И как я сказал ранее, вера в эльфов была здесь иная, чем в других странах. Также они стали более дружелюбны и более христианские. И, как я сказал, в Брейдабоулстадире не очень можно понять некоторые из верований [в эльфов]. Также в «Эддах» говорится об эльфах, которые были «ljósálfar»: «светлые эльфы». Но это не тот же самый род эльфов, какой был известен в XVII веке. И также вера в эльфов общая по всему миру. И как говорится в статье – [об эльфах в Брейдабоулстадире о них] не существует много суеверий. Эльфы не любят, когда оскверняют места, которыми, как считают, они владеют, и лучше этого не делать, ибо это может быть опасно. Многие думают, что небезопасно не верить в это. В Исландии рассказывают ужасные истории о людях, которые совершили что-то против эльфов или мест, которые нельзя тревожить. И из-за этого их постигла очень большая неудача. Об этом есть много новых историй… Да, «Общество веры в асов» (Ásatrúarfélagið). Я помню, что думали, что это была лишь шутка. Было бы [лучше держаться от [этого] общества подальше, чем] находиться в нем без религии. И также думали, епископ считал, что его (Общество) нельзя легализовать, но министр церкви, оказал им милость, когда разрешил это (Общество), и разрешил оформить его. Я думаю, что это весьма безвредное общество. Также много священников, которых полагают достаточно консервативными, того же самого мнения. Я закончил.

Эрвар Доури Рёгнвальдссон, помощник капитана Стейни (Торстейнна), Болунгарвик, Западные фьорды Исландии

Rrgp2Wx0x3c Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Я давно верю в троллей и прочих мифических созданий. Я больше верю в троллей. Тролли могут быть причиной чего-то плохого. Например, тролль живет вон в той горе. Его зовут Турир (Þurir). Когда он гневается — он швыряет вниз скалы и [устраивает] обвалы. Турир – причина этих происшествий. Тролли всегда плохие. Когда они идут, то земля трясется. Они вызывают землетрясения; в гневе они сбрасывают вниз снег, вызывают сильные штормы и т.д. Но эльфы – другие. Эльфы – прекрасные, мифические создания. Они мудрые и они – «трава за оградой». Они – совершенные люди. Они больше [связаны] с природой. Для меня по крайней мере. Природа прекрасна и могуча. С ней надо обращаться хорошо или вас накажут. То же самое, если вы не обращаетесь с эльфами достойно – вас за это накажут. Вы должны обращаться с ними уважительно. Вы можете охотиться на морских котиков, китов или ловить рыбу, или отправиться в пешее путешествие куда-нибудь, и все идет хорошо, но как только рыбы [поймано] слишком много, или вы зашли слишком далеко или повредили что-нибудь [в природе], с вами стрясется плохое: рыба не будет ловиться, морские котики исчезнут или погода вдруг сильно испортиться, если вы зайдете слишком далеко [и даже можете погибнуть там]

Карлики-дверги (dwarfs), крошки «размером с лист», они дразнят нас, они могут проникнуть в ваш дом, и когда вы работаете с какими-нибудь инструментами, и положите инструмент на стол, вы можете обнаружить, что он пропал, так как иногда они прячут ваши инструменты. Можно сказать, что они дразнят вас, мешают вам, могут подставить вам ножку и вы упадете, маленькие создания, Но они никогда не желают зла. Например, мой дед как-то работал в гараже, он чинил свою машину, и у него в руке была полоса железа. Он положил ее на стол, так как он очень спешил, и посмотрел на что-то другое, а когда опять повернулся – он нигде не смог обнаружить ее. Тогда он обернулся и закричал на весь гараж: «У меня нет времени для шуток!». И когда он повернулся, то полоса железа была на месте.

Я люблю отправляться на пешие прогулки в одиночку, и иногда забираюсь слишком далеко. Однажды я был в палатке, и разразилась очень сильная буря, и я просто надеялся «просто дайте мне уйти [целым] и я никогда впредь не буду делать подобное». Или иногда вас очень сильно пугают, рядом с вами происходит обвал, вы очень нервничаете. Однажды я сам испытал подобное [я успел шагнуть назад] и теперь пытаюсь быть более осторожным…

Недавно, когда строили вон тот туннель, а он проходит сквозь ту гору, жители [близлежащего] городка не спросили разрешения у природы, они не спросили у эльфов в горе разрешения на строительство туннеля. И когда они сделали половину работы, со скал начали падать камни, но без причинения большого вреда, машины были повреждены, грузовик перестал работать, и парень поранил себя и так далее. А в городке был человек, который, как верили, мог общаться с другим миром. И дорожный департамент, компания, которая прокладывала туннель, попросили этого человека подняться на гору и попросить разрешение для продолжения работ. И извинились. И что он сделал еще. Там есть церковная школа и много детей. Они поднялись на гору и пели песни, для развлечения люди рассказывали истории, жарили мясо, и там были люди с большим воображением, как у детей. «Парень» [ясновидящий] в конце сказал, что он добился разрешения на постройку туннеля, и после этого несчастные случаи прекратились.

Да. Королева эльфов в горе Аульвсфетль (Álfsfell «Эльфийская гора»)… У нее восемь сыновей и восемь дочерей, кои добры и хороши. И когда вы видите эту гору и находитесь рядом с ней, вы можете видеть и чувствовать, сколь мощны там окрестности. Когда вы смотрите на нее, вы ощущаете себя ничтожным и маленьким и это заставляет вас почувствовать эльфийская королева. Она прекрасная и властная, и она заставляет вас почувствовать себя немного уязвимым. И она бывало позволяла людям охотиться на морских котиков и ловить рыбу. И стихии всегда бушуют вокруг [горы], хлещут о нее спереди, волны всегда сильно бьются о гору, о берег. Но если люди заходят слишком далеко, тогда они больше [уже] не могут поймать ни одного морского котика или рыбу, и также именно в этом определенном месте, как целый результат в последствии, мы считаем, что Природа победила, мы забросили наши дома в этом месте и ушли, около сотни лет назад…

Пилот Эггерт Акерли, Рейкьявик

mZ3w1g7GVVQ Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Да, мой прапрадед был одним из первых людей, которые строили хижины [спасения для путешественников] высоко в горах Исландии. Это было в самом начале XIX века, и в одной из кроватей [такой] хижины [спасения], как считали, находился немертвый-драуг (draugur), призрак, который не давал людям спать в той кровати. Я сам спал в этой кровати пару раз, и не почувствовал присутствия немертвого-драуга. И может быть он знает, что я родственник одного из ребят, которые построили ту хижину, и оставил меня в покое. Я определенно верю, что там могут быть души людей, которые до сих пор бродят по той области и являются людям.

Я думаю, что это главным образом ощущение. Я не знаю эту историю очень хорошо, к сожалению. Однако я думаю, что это главным образом ощущение [присутствия немертвого-драуга рядом]. Да.

 

 

 

Капитан Стейни (Торстейнн Мауссон),
Болунгарвик, Западные фьорды Исландии

bSjXPvMtMeU Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

О морских чудовищах… Вы имеете в виду историю про морское чудовище, которое хотело напасть на меня, когда я находился на рыболовецком судне?

Я крепко спал в каюте, и когда я проснулся, то морское чудовище стояло над моей кроватью и визжало на меня… и я проснулся и сказал: «Хорошо». Я не собирался двигаться и морское чудовище начало визжать и пинать стены, и я сказал: «Хорошо. Я увлекся морским чудовищем», и когда я обернулся, всё оказалось наваждением. Оказывается, просто втягивали сети и раздавался звук, как будто скрежетало морское чудовище, и всё тряслось, словно бы морское чудовище стучало по стенам. Это единственная моя история о морских чудовищах. Но мы выросли на историях о морских чудовищах, например, о «фьёрулатли» (fjörulalli), которое появлялось из океана и пыталось, если вы шли по берегу, оно пыталось загнать вас в океан, а вы должны были бежать в горы, прежде чем это морское чудовище вас догонит. Нам рассказывали истории наподобие этой, когда я был маленьким, я откровенно верил, что такие чудовища существуют.. Но это был просто сон. Я наполовину проснулся, а наполовину находился во сне [«между мирами»]. Как только я [полностью] проснулся, я понял, что это был всего лишь сон… Когда всё происходило, я полагал, что это явь, я перепугался, честно, когда я лежал на кровати – я на самом деле верил, что это было морское чудовище… По-моему оно выглядело, как любое другое чудовище: довольно зеленое, большое, зубастое, как, наверное, обычный голливудский монстр…

Хьёрлейвюр Гухтормссон,
экс-министр Сельского хозяйства, Рейкьявик

A 9cnaHsWEk Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

В первые столетия после заселения Исландии, и это было очень ценно для [нас] исландцев, в то время древнеисландская литература была записана. И это для нас самое большое культурное наследие, то есть древнеисландская литература. В средние века мы лишились независимости, как вы знаете, [подчинились] Норвегии в начале и [затем] датской короне. И это были очень мрачные века, не меньше XVII-ое и XVIII-ое столетия: много народа голодало, по многим причинам, и борьба за независимость возобновилась опять сильно в XIX столетии. И она была поддержана населением, писателями и людьми высшего ранга Исландии. И это значило очень много для развития самой Исландии, а также для индустрии и развития страны. Мы вернули себе формально независимость в 1918 г. и спустя 25 лет Исландия стала республикой в 1944 году. И после этого времени, конечно, многое изменилось в международном плане, с новыми связями между странами, а также между Исландией и странами [континентальной] Европы. И для нас сохранить свою независимость – это самое важное, быть в состоянии сохранить исландскую культуру и традиции. Конечно же, это легче сказать, чем сделать, из-за быстрого развития окружающей жизни в Исландии, как и в прочих странах. И это должно быть нашей целью – попытаться сохранить нашу культуру, и развить новые «побеги» в культурном отношении.

Передавать наследие и культуру между поколениями, внутри семьи. Это нелегкий труд сегодня. Существует очень много вещей, которые отвлекают молодых исландцев от сохранения морали и мышления их родителей и предков. Главным, конечно, является сохранение языка. Язык является основным источником, чтобы сохранить «культурную реку, поток» непрерывным. Сейчас исландский язык не находится в опасности, в какой-либо мере. Все [исландцы] – за сохранение исландского языка, чтобы можно было разговаривать на нем в будущем. Хоть влияние, например, английского языка очень сильно в стране, как во многих других европейских странах, но мы пытаемся сохранять [свои] связи между поколениями.

Лёйви Эйтоурсдоухтир,
Исафьордюр, Западные фьорды Исландии

t9WsZw2OQRE Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Люди, конечно же, хорошо знают о возможности (существования) других существ, помимо людей и животных. Эта традиция очень крепка в Исландии. Люди уважают сокрытых существ, и в то же время, очевидно, уважают природу.

Ты имеешь в виду «видеть предзнаменования всюду» и таким образом люди сами себя обманывают? Как люди получают ответы от высших сил в жизни? Ты имеешь в виду лично меня?

Если мы рассматриваем какое-то особенное действие, то ты не можешь спросить о какой-то определенной вещи, мол, делать ее или нет. Ты не можешь попросить о каком-то особенном предзнаменовании в определенное время. «Я хочу, чтобы через 48 часов произошло следующее. Чтобы [таким образом] я понял, что мое решение правильное». Люди не могут поступать так, чтобы получить подтверждение, что некая высшая сила влияет на их действия. Мое личное мнение об этом следующее: я беру ответственность за свою жизнь и поступки, т.е., если я направляюсь вниз по дороге [и поворачиваю] и понимаю, что я сильно ошиблась, возможно, я приняла неправильное решение, тогда я возвращаюсь и думаю опять, и иду другим путем. Мы все должны быть готовы к тому, что мы можем ошибаться. Мы можем принимать решения только согласно той информации, которая есть у нас в это время. И когда вещи идут хорошо, и «танец жизни» «течет» очень и очень хорошо, и мы чувствуем связь с миром, людьми и со всем [прочим], находимся в гармонии и чувствуем себя правыми – это время, когда мы можем чувствовать себя связанными с высшими существами… Ощущение, что твои действия находятся в гармонии с окружающим и ты движешься в правильном направлении, и всё сходится правильно. И в другое время я очень сильно ощущаю, что я связана с чем-то гораздо большим, чем я сама, например, когда я пережила землетрясение. Или когда ты ощущаешь силу очень мощного шторма со снегом – ты ничего не видишь, ты должен остановиться, и сила этого затрагивает что-то большее, чем твое тело.

Мы приглашаем христианского священника и неоязыческого жреца (ásatrúargoði), чтобы создать церемонию, которая происходит на природе. И они оба проводят ритуал. И подобные церемонии происходят всё чаще, иногда в буддизме, иногда в индуизме. Чтобы ни было, но смысл в жизни человека, когда он чувствует связь с высшими силами или с чем-то большим, чем ты сам, больше всего связан с природой, когда кто-нибудь видит абсолютно фантастическое солнечное сияние при закате или северное сияние в небе. Они могут быть очень впечатляющими. Сегодня, когда я возвращалась на работу – гигантская радуга появилась перед горой Эйрарфьятль, и когда я проходила мимо, она казалась все выше и выше. Или, если человек пережил землетрясение. Оба раза природа разговаривала с твоей душой. Ты можешь ощущать природу ни как некую грубую силу, но [чувствовать как] что-то стоит за этим, что-то более грандиозное. Все мы связаны с чем-то гораздо более величественным…

Здесь в Исландии в очень морозную ясную ночь [ты можешь] видеть северное сияние, во все небо, пляшущее. И стоит совершенная тишина. Это самое изумительное зрелище, и это надо прочувствовать, по-моему. Даже, если б я совершенно замерзла, стоя вечно.

Что я думаю об эльфах? Я люблю эльфов. Все любят эльфов. Постарайся не расстроить их – ведь тогда вещи в твоем доме могут начать исчезать, в любом месте. И через три дня ты можешь обнаружить их там, где до этого искал пять раз. Традиционно – эльфы это создания, которые более всего связаны с людьми. Если ты сделал им одолжение, эльфы будут тебе очень полезны. Некоторые могут подшучивать над тобой, но если ты их расстроишь – ты попадешь в настоящую беду. Эльфы – таинственные, загадочные создания. Очень часто люди могут почти полностью чувствовать их [присутствие], и очень многие говорят: «у меня в саду живет эльф и он заимствует вещи из моего дома». И это норма. Кое-кто оставляет снаружи дома что-нибудь для эльфов, в знак дружбы. Для меня эльфы всегда очаровательны. И к счастью у нас очень много историй про эльфов и подобных созданий. Их очень забавно читать и перечитывать и обсуждать. До сих пор я не встречала ребенка, которому не были бы интересны эльфы. Что касается взрослых. Существует два способа как они реагируют [на эльфов]: «конечно с ними (эльфами) надо считаться. Они странные, фальсификация». Но когда люди задумываются лучше: «ну, мы не совсем уверены, что эльфы существуют, но мы не собираемся их рассердить».

Когда я была ребенком, у меня был очень хороший друг, который был эльфой (девочкой). Она жила в определенном холме, здесь. [Ведь] я выросла здесь. А мой брат играл с ее братом. Взрослые не могли их видеть. Когда мне было около восемнадцати, я училась в колледже, то чужой человек, который жил в одной комнате со мной, ясновидящая, передала мне послание от эльфа — друга моего брата. В общем, сказала мне его имя, хотя я никогда его не упоминала. Я не видела его годы, но она [ясновидящая] сказала мне точно, как тот выглядел, как его имя, и передала мне послание моему брату. Я очень заинтересовалась, понятно почему, и подумала: «хорошо, я видела его (эльфа) не одна».

Большинство людей считают эльфов затруднительным вопросом. Им трудно сказать, что они верят в [существование] эльфов. Это [период] между пятнадцатью и тридцатью пятью годами. До этого и после большинство людей допускают существование эльфов; они имели опыт непосредственного общения с эльфами. И большинство людей положительно относятся к эльфам.

Что касается одиночества и отношения к этому. У меня никогда не было проблем, если я оказывалась в одиночестве. Я чувствую себя достаточно удобно в «моей собственной шкуре». Я люблю проводить время сама по себе. Спустя месяц я обнаружила, что если я хочу сохранить друзей – я должна проведать их. В мире слишком много [по-настоящему] одиноких людей, потому что современная жизнь разобщает людей. У них есть «друзья» на «Facebook», но им не хватает того, чтобы люди на самом деле навещали друг друга, общались друг с другом. Если мы хотим настоящих взаимоотношений, мы должны в них «вкладываться».

Профессор Терри Ганнелл, Университет Исландии, Рейкьявик

vHDiGNiuJtY Документальный фильм «Эльфы, магия и Исландия»

Мне очень интересна исландская вера в эльфов (álfar). И это больше касается их, чем меня, живущего здесь, [если подумать] почему ты прибыл сюда и исследуешь их. Частично, это [происходит] из-за [ощущения] духовной потери. В Норвегии, в начале 1930-х, и в Ирландии, на западе Ирландии, где до сих пор живут люди, в Америке и в Африке, люди, живущие в Кении до сих пор считают идеи о магии довольно актуальными там также. Но европейцы, прибывающие в Исландию, ищут потерянное, и это магия, мистерия; когда они становятся взрослыми, образование учит их, что они не должны бы верить во всё это, но люди любят истории о призраках. Любят слушать о странных снах. И им [хочется] жить в землях более интересных [чем наша]. В этом – [Дж.] Толкин, и сама земля [другая], после чтения его книг ты смотришь на деревья по-другому. Деревья – это живые существа, и ты должен относиться к ним с уважением. Люди в древнем обществе понимали природу. Она была полна жизни и духовности. Ты мог с ней общаться, и был ее частью. Это ответ на ваш вопрос…

Простой ответ: наделение ее жизнью. Я не уверен, что это означает отдавать что-то взамен [чтобы получить что-то]. Я не уверен, что ощущение «баланса» — это магия. Если ты сталкиваешься [с ним]. Баланс стихий требует уважения. Когда ты вовлечен в магию или религию, ты имеешь дело с чем-то более могущественным, чем ты сам, в определенном смысле ты приносишь на алтарь смирение. Ты распознаешь силу. Иногда, я полагаю, люди используют часть своего тела, кровь, и что-то подобное, что уходит корнями [в древность], и что является основанием жертвоприношений прошлого. Но истории о магии, которые мы узнаем из фольклора, по меньшей мере, не повествуют о том, что надо отдать что-то, чтобы получить что-то взамен. Если быть более практичным и рассматривать «черные книги» с Западных фьордов и из других мест, [да], там есть элементы отдачи чего-либо. Но. Естественно, идея о том, чтобы отдать что-то, чтобы получить что-то [взамен] очень древняя. В исландской поэме «Речи Высокого» («Hávamál») рассказывается о том, как [надо] отдать что-то, чтобы получить что-то взамен. Но я не могу дать точный ответ на это. У меня нет ни знаний, ни практики, как у людей, ищущих Бога.

Когда я учу исландской культуре иностранных студентов, я велю им взять исландскую монету. На одной ее стороне есть изображение духов-хранителей этой страны. Это – культура. Это – наследие. На другой [ее] стороне – [изображение] рыбы. [Это – деньги.]

Дайте мне подумать… С самого начала вырезывание рун, если принять во внимание самые древние поэмы, вовлекало несколько этапов. Самое первое – [надо] взять мягкое дерево и вырезать. Древо свежее, оно дышит. Ты можешь видеть жизнь в дереве. И так ты вызываешь их [т. е. руны] к жизни. И если руны, описывая, как ты можешь написать руны на [дереве] — ты окрашиваешь их кровью или краской. Ты, если должен убрать магию, счищая их, счищая [руны] прочь. В смысле, то, что ты сделал, даже в буквах, если ты меняешь природу, немного похоже на то, что даже коренные американцы считают, что когда ты говоришь, ты меняешь что-то. Ты дышишь – воздух вокруг меняется. [Произносишь] слово – воздух течет, выходит из твоего рта. Если ты посмотришь на воздух, ты увидишь, что он движется. Когда кто-то говорит, он меняет что-то…

Ты меняешь природу, ты изменяешь нечто. Так можно выразиться. Отсюда приходит идея о значении символа. Люди верят, что это особенная форма [рун] должна быть посланием силам «за пределами». Словно махание рук [жестикуляция] особым способом будет посланием, которое я должен понять, [как и] духи в другом месте. Я говорю об очень древней [традиции]. И это очень-очень древняя идея об обработке новой древесины. Идея о том, как ее очистить. Счистить руны прочь, потому что там должно быть отмечено. Потому что это изменилось, ландшафт. Это немного похоже на то, как ты записываешь новые буквы. Ты изменяешь что-то, когда пишешь что-то. Это осталось на странице и страница никогда не будет той же самой, как она была до того. И это вера, что делая так – это человеческая вера. Мы верим, что что-то меняется. Это происходит. И это напоминает силу слов, силу поэзии. Особенно [здесь] в это определенно верят со времен заселения [Исландии]. [Так] на [определенную] поэзию был запрет. Особенно на любовную поэзию, потому что существовала вера, что если ты сочиняешь любовную поэзию для кого-то, то посылаешь магию. [Подобная поэзия] звучала словно заклинание. Она устанавливала связь между словами и магией. Между поэзией и магией был тот же самый ряд идей. Слова – это управление. Также люди верили, что если знать чье-то имя, то ты имеешь над ним власть. Так, если назвать «лукавого», он появится. Потому вместо того, чтобы говорить «старина Ник» (т. е. лукавый), ты говоришь о парне с рогами. Вместо того, чтобы говорить об «эльфах» (álfar), ты говоришь о «Добром народе» или же о «сокрытом» «народе». Потому что, называя их [настоящие] имена, ты призываешь их [к себе]. Таким образом, мы опять возвращаемся к силе слов и имен, к магии, и к силе написанного. И эта вера [присутствует] до сих пор. Мы поступаем в университет и мы учим слова, которые дают нам профессию. В том случае, если мы знаем эти [«специальные»] слова, если знаем, как их использовать…

Звук, движение и символ. Я полагаю, что они все объединены, потому что слова сначала произносят и только после их записывают. В наше время.

divider

Comments are closed.