Апрель 16th, 2011

«Германское» наследие в исландских книгах

Привез из Исландии книгу, подаренную мне директором Института рукописей Ауртни Магнус-сона Вестейном Оуласоном. В этой книге среди прочих упоминаний людей, прямо или косвенно имеющих отношение к исл. древней литературе, таких как оксф. проф. Дж. Толкин и пр. я нашел следующий интересный отрывок про перевод древнеисландской литературы в Германии нач. XX века. В отрывке очень хорошо описано какого толка люди занимались культурой в то время: дилетанты и культурные спекулянты. Впрочем, решать Вам…

«ГЕРМАНСКОЕ» НАСЛЕДИЕ В ИСЛАНДСКИХ КНИГАХ

Оускар Бьярнасон
Из книги «The Manuscripts of Iceland»
Editors: Vésteinn Ólason, etc., R-vík, 2004, c. 124-129

tule «Германское» наследие в исландских книгах… К началу Первой мировой войны в 1914 г. девять томов издания «Thule» были опубликованы: главные исландские саги и первый том эддических поэм. Дидерихс (Diederichs) был одним из тех, кто рассматривал войну в качестве культурного крестового похода, надеясь, что она не только укрепит и закалит нацию, но также поднимет ее на более высокий культурный уровень, в чем главную роль будут играть издатели. Его издательство внесло свою лепту в форме буклетов для солдат, описывающих немецкую жизнь, веру и героизм. Буклеты были отпечатаны мелким [шрифтом] в формате, который подходил для кармана военной шинели. Неккель написал буклет о «Германском героическом духе», который содержал выдержки из исландских саг. Солдаты могли прочитать там о сожжении Ньяля, смерти Греттира и Иллуги на острове Дранг-эй и о гибели йомс-викингов, вместе со стихами из «Речей Высокого», такими как «Скот умирает, родичи гибнут… », которые должны были «пролить свет на образ жизни воина в древности». В своем предисловии Неккель обсуждал этику саг и представлял христианскую и германскую мораль как прямо противоположные. Послание христианства, зародившееся в Азии и защищающее мир и прощение, было действительным лишь во времена мира, утверждал он, но сейчас пришло время проявлять германские ценности: безоговорочную месть, верность вождям и веру в существование ценностей дороже жизни и «жизни других также». У читателя не оставалось сомнений, что его готовят встретиться лицом к лицу со смертью: «Они шли навстречу смерти, словно бы по своей собственной воле. Они презирали врагов во всех отношениях, так что их собственная надежда выжить также слабела, и словом и жестом они отрицали, что смерть – это проклятье. Это – германская гордость!» В то же время реклама [книг] «Thule» была переделана, чтоб соответствовать новому времени: «Тевтон древности был всегда готов пожертвовать своей жизнью ради высших ценностей. В авангарде [даны] истории трех жизней: мужественный человек дела Эгилль, спокойный Ньяль, безрассудный юный Греттир – три фундаментальных типа немецкой мужественности». Неизвестно, насколько популярны оказались саги в окопах, однако военизированный томик уж точно свидетельствует о ловком искусстве продаж и об идеологическом экстремизме в деле продвижения древней литературы.

… Во время Веймарской (Weimar) республики Дидерихс примкнул к правому крылу и отверг Западную демократию и излишнее иностранное культурное влияние, которое, он считал, задушит немецкую национальную идентичность. Его фирма сменила всеядное издание книг, при котором объединялись различные движения, и стала публиковать литературу с националистической и расистской окраской. В 1920 г. оставшиеся пятнадцать томов серии «Thule» были выпущены в свет. Экстремисту Неккелю (Neckel: его немецкий перевод «Старшей Эдды» считается классическим, и по нему выверены все современные русские переводы «Старшей Эдды» – прим. Л. К.) было поручено составление антологии из книг «Thule» под названием «Germanisches Wesen in der Frühzeit», которая была опубликована в 1924 г. и была нацелена главным образом на молодое поколение. Упорство пред лицом смерти было вытеснено как предоминантная тема чистой германской расы. Предисловие [Неккеля], которое уместилось всего на четырех страницах, содержит 33 примера слов «тевтон» или «тевтонский» (Germane/Germanisch), исландцы упоминаются как «исландские тевтоны» и норвежцы как «норвежские тевтоны». С другой стороны, самые расово чистые современные тевтоны, как считали, проживали на севере Германии и во внутренних частях сельской Швеции. Неккель предостерегал от «расово разрушительных культурных влияний» с Востока и Юга и не сомневался, что читатель почувствует кровное родство с Сигурдом Убийцей Дракона Фафнира, Гудрун Дочерью Гьюки, Гуннаром из Хлидар-энди и Гисли Сыном Кислого, кои ближе ему, чем «Ахиллес, волочащий тело его врага вокруг стен Трои или Алтея (Althaea), колотящая землю, чтоб заклясть Подземный мир на осуществление мести».

Дидерихс стремился взрастить свою нацию на древнеисландской литературе, однако он горько жаловался на прием [книг читателями]. Исходя из его тиражных цифр, он провалился со своей миссией ввести саги в немецкие дома. Только его эддические поэмы хорошо продавались и перевод [«Старшей Эдды»] Феликса Генцмера (Felix Genzmer) стал «своего рода национальной книгой, по меньшей мере среди определенной группы людей», по мнению издателя.

Общества эзотерических националистов активно действовали до 1900 г.: они были враждебны еврейству и иностранному влиянию, и стремились создать новую немецкую или германскую религию. В значительной мере содержание этой религии было взято из эддических мифов, которые были весьма причудливо интерпретированы. Эти общества адаптировали различные символы из [эддических мифов], такие как: Один с копьем и вóронами, и Молот Тора. Несомненно, наиболее важной группой было общество «Thule» из Мюнхена, которое действовало с 1918 г. и сыграло главную роль в восстании там, которое привело к падению левоцентристкого правительства годом позже. Председатель этого общества Рудольф фон Зеботтендорф (Rudolf von Sebottendorf) чрезвычайно эксцентрично истолковывал [древнескандинавские] мифы и был убежден, что последние тевтоны-язычники бежали в Исландию, чтоб сохранить там свое древнее наследие. Несмотря на то, что значение общества «Thule» и эзотерического национализма в целом было переоценено, корни нацистской партии частично находились в подобных обществах и мистицизм подобного рода продолжал практиковаться в СС под эгидой Генриха Гиммлера (Heinrich Himmler). В конце 1920-х Дидерихс стал ревностным сторонником Германна Вирта (Hermann Wirth), который выдвигал весьма схожие теории. Дидерихс публиковал книги Вирта и основал общество в его поддержку. Вирт, который был связан с нацистской партией в 1920-е, позже стал президентом гиммлеровского евгенистического института [т. е. института по улучшению человеческой породы. – Л. К.]. Ученые, работавшие над подготовкой к изданию книг «Thule», не связывали себя с этим видом псевдонауки (кроме Неккеля), и Хойслер (Heusler) жалел, что его издатель сбился с пути в этом направлении.

grave «Германское» наследие в исландских книгах boston cemetery «Германское» наследие в исландских книгах
На фото слева могильный камень с кладбища в Рейкьявике, камень директору Национального Музея Исландии. На фото справа орнамент склепа с Арлингтоновского кладбища (Кладбище-сад) г.Бостона (США). На обоих камнях орнамент — Молот Тора. (фото Е. Дёмкина и Я. Кораблевой)

Издание 24 тома серии «Thule» «Сага о Стурлунгах» (Sturlunga saga) в 1930 г. совпала с празднованием в Исландии тысячелетия Альтинга. Это дало повод издателю начать рекламную компанию. Описывая издание как «дар народу Исландии», он послал экземпляр [книги] спикеру Альтинга. Дидерихс организовал своего рода опрос среди известных немецких деятелей культуры и политики о ценности древнеисландской литературы для немецкого народа. Это обозрение интересно в двух отношениях. Во-первых, оно демонстрирует безграничные амбиции Дидерихса для спасения немецкой национальной культуры, как он себе ее представлял в критический момент. Во-вторых, интересно, как много людей было готово вторить его мыслям и описать саги и эддические поэмы как часть Немецкого ренессанса.

Главными вопросами обзора были: «Какое значение имеет «Thule» для будущего развития немецкого духа?» 107 респондентов состояли из профессоров, педагогов, историков, литературоведов, теологов, немецких послов в нордических странах, мэров городов Ганзейской лиги (Hanseatic League) и четырех министров из немецкого правительства, вместе с самим Канцлером Генрихом Брюнингом (Heinrich Brüning) …

Большинство респондентов согласилось, что саги имеют некоторое отношение к немецкой истории. Литературный критик Германн Бар (Hermann Bahr) упрекнул своих сограждан за то, что они забыли «дух «Эдды», Вэйленда Кузнеца и мифы» и сожалел, что новое, молодое поколение должно вырасти «даже не зная имени поэта Эгилля [Скалла-Гримс-сона]». Эрнст Юнгер (Ernst Jünger), автор книг о войне, описал серию «Thule» как «одну характерную [попытку] из современных попыток объяснить, что же такое Германия и добиться ее процветания». Некоторые ответы были в духе «культурного пессимизма» и рассматривали «Thule» в качестве оппонента декадансу [упадку] нового времени, инструмента против материализма, поклонения Маммоне и слепой веры в технический прогресс. Кое-кто не скрывал своих расистских взглядов и считал «Thule» орудием в битве рас. Так граф Бёррис фон Мюнхгаузен (Börries von Münchhausen) предостерегал против расовой инфильтрации [т. е. проникновения инородных идей] в Германии, и Шмитт-Воддер (Schmitt-Wodder), член датского парламента севера Шлезвига, видел опасность уничтожения немецкого характера через латинскую, греческую, еврейскую и христианскую традиции навсегда.

… Интересно, как много известных писателей приняло участие в опросе Дидерихса и хвалило серию «Thule». Это демонстрирует, что несмотря на то, что древнеисландская литература не добилась широкого распространения [в читательской среде], все же она заняла почетное место среди интеллектуалов правого крыла и ведущих политиков периода Веймара (Weimar).

После того, как нацисты пришли к власти в 1933 г. эддическим поэмам и сагам в Германии был безоговорочно придан статус «национальной» литературы, и, хотя появилось мало новых переводов, многие издательства выпускали в свет антологии и адаптации [древнеисландских поэм и саг]. Исландские саги не перешли в разряд «бестселлеров» по сравнению с прошлым, но их стали распространять гораздо более активно и широко. Дидерихс пожинал плоды своей издательской стратегии начиная с 1920-х годов, хотя он и не принадлежал к наиболее страстным ораторам нацистской пропоганды. Более всего он заработал на горстке книг о войне, но и продажи [книг серии] «Thule» шли неплохо. Антология [издательства] «Thule» «Ausgewählte Sagas von altgermanischen Bauern und Helden» начиная с 1934 г. достигла общего тиража в 40 000 экземпляров к 1944 г. Мифология крепко держала свои позиции и на книжном рынке появилось множество конкурентных переводов «Эдды». «Die Edda. Volksausgabe» – сокращенная версия перевода Генцмера достигла количества 127 000 экземпляров к 1945 году. Некие нацистские пропагандисты планировали включить саги в обязательную программу обучения детей и юношества, согласно Артуру Бьёргвину Ботласону (см. его книгу «Ljóshærða villidýrið. Arfur Íslendinga í hugarheimi nasismans», 1990 г.). Но насколько эти планы были воплощены в жизнь остается неясным. Определенно одно: эддические поэмы считались необходимым чтением для нацистского воспитания. Последние 11 000 экземпляров «Die Edda. Volksausgabe» в 1945 г. были главным образом маркированы как «Специальное издание для гитлерюгенда. Не для продажи».

Пример нацистской агитации в Дании, как иллюстрация к данной статье (рис. взят из книги «The Manuscripts of Iceland»Editors: Vésteinn Ólason, etc., R-vík, с.127) Надпись на плакате: «За Данию! Против большевиков!»

poster1 «Германское» наследие в исландских книгах

Вот еще одна похожая статья о древнегерманской литературе на сайте Леонида Кораблёва.

divider

Comments are closed.