Август 31st, 2010

Германские мифологические параллели к русскому фольклору

Германские мифологические параллели к русскому фольклору,
собранному и опубликованному в книге А. Н. Афанасьев «Древо жизни»
(Избранные статьи) М., 1983 (репринт трехтомного издания 1865 г.)

Александр Николаевич Афанасьев родился 11 июля 1826 г. в уездном городке Богучаре Воронежской губернии… [В юности] Александр «постоянно имел при себе бумагу и карандаш и аккуратно записывал свои заметки, и все такие записи тщательно оберегал»… Священники выучили Афанасьева … бегло читать по-русски и по-латыни… [Нанятый учитель] научил А. Афанасьева читать и писать по-немецки…

В 1844 году окончив гимназию, А.Н. Афанасьев уехал в Москву и поступил в Московский университет, на юридический факультет.

В 1849 году А.Н. Афанасьев был… принят на службу в Главный московский архив министерства иностранных дел… Годы пребывания на службе в Главном архиве иностранных дел были самыми плодотворными в жизни А.Н. Афанасьева. Но постоянный интерес его к языческим верованиям и творчеству народа, пропаганда фольклора вызывали, как уже говорилось, резкое недовольство властей – церковных и светских. В 1862 году, по доносу провокатора, он был уволен из архива без пенсиона и с запрещением впредь состоять на государственной службе. Материальные лишения, тяжелые жилищные условия, болезни, распродажа прекрасно подобранной и необходимой для работы библиотеки – нужны были средства для жизни и продолжения работ…

Результатом этой работы стало трехтомное издание «Поэтических воззрений славян на природу».

Это громадное исследование было последним трудом А.Н. Афанасьева. 23 октября 1871 г. он умер от чахотки. Похоронен А.Н. Афанасьев в Москве, на Пятницком кладбище. (Б.П. Кирдан, 1983 г.)

* * * * *

С. 21 «Еще до сих пор в наших областных наречиях и в памятниках устной народной словесности слышится та образность выражений, которая показывает, что слово не всегда есть только знак, указывающий на известное понятие, но что в то же время оно живописует самые характеристические оттенки предмета и яркие, картинные особенности явления. Приведем примеры: … сеногной – мелкий, но продолжительный дождь… ». (В исландской «Рунической поэме» вторая руна fúþark’а «úr» определяется «Имя сей руне «úr» (что значит «мелкий дождь») – это слезы облаков и разрушитель сена (сеногной!), и раздражение пастухам». См. Л. Кораблев «Рунология Йоуна Оулафс-сона из Грюнна-вика…»: с. 85.)

С. 74 «В старинной русской сказке о богатыре Еруслане выведен на сцену вольный царь Огненный Щит, выезжающий на восьминогом коне, подобно скандинасвкому Одину, у которого был превосходный конь Слейпнир о восьми ногах. Вот это замечательное предание: во время отсутствия Еруслана пришел в его родную землю враг, разорил города, взял в плен отца Ерусланова и двенадцать других богатырей, выколол им глаза и посадил в темницу. Когда Еруслан узнал о таком несчастии, он поехал за тихие воды, за теплые моря – к вольному царю Огненному Щиту и Пламенному Копью… совершивши подвиг, он возвращается назад, мажет добытою желчью слепые глаза своему отцу и его двенадцати богатырям – и они тотчас же прозревают». (Ср. д-c Один, Слейпнир, двенадцать берсерков.)

С. 76 вертящееся колесо

С. 106 слово мое крепко

С. 115 тридцать три тоски

С. 150 град

С. 153 конь

С. 161 «На Руси существует любопытное поверье: если в лунную ночь на святках пойти к проруби, разостлать на льду воловью или коневу кожу и, сидя на ней, смотреть в воду, то нечистая сила поднимет кожу, понесет ее по воздуху и покажет все, что должно случиться в будущем». (Ср. д-с. аналог «útiseta» и исл. фольклор, когда о будущем гадают зимой ночью на перекрестке, завернувшись в бычью или моржовую шкуру, да глядя на топор (явятся, в зависимости от ритуалов, либо немертвые-драуги либо эльфы).)

С. 165 травы

С. 197 зачерпывают воду, идут домой молча

С. 211 Перто-

С. 214 «В апокрифической беседе Панагиота с фрязином Азимитом (по рукописи XVI в.) мировое дерево описано так: «А посреди рая древо животное, еже есть божество, и приближается верх того древа до небес. Древо то златовидно в огненной красоте: оно покрывает ветвями весь рай, имеет же листья от всех дерев и плоды тоже; исходит от него сладкое благоухание… ». (Ср. д-и. аналог Древо в раю земном, описанное в сагах святых людей и в рукописи XVII в. «Собрание сведений и фактов для лучшего понимания Эдды», сочиненной Йоуном Ученым.)

С. 215 дуб

С. 217 сквозь скважину протаскивали

С. 229 «По сказанию белорусов, Перун разъезжает по воздушным высотам, и если увидит, что на земле творится беззаконие, то разбивает скалы или малые небеса (т. е. облачное небо, которое еще в глубочайшей древности было отличаемо от блестящего небесного свода – блаженной обители богов)… ». (Еще в исл. «Младшей Эдде» дается классификация германских поднебес, а в эддических поэмах и в датско-шведских и исландских рунических заговорах речь идет о «upphiminn», высшем небе. В XVII в. пастор Гвюдмундюр Эйнарс-сон в своем трактате «Хуграус» обличает поэму его современника Йоуна Ученого «демоногон», в которой Йоун говорит о многих поднебесах.)

С. 255 взор дракона

С. 273 «Народные былины вспоминают о богатырях, которым было доступно это высшее ведение; о князе Романе, например, сказано, что он был хитер-мудер, «знал языки ворониные, знал языки все птичьи». (В исл. «Эддах» знание птичьих языков (fuglamál) приписывалось витязю Сигурду Убийце Дракона Фафнира, во многих исл. магических сборниках приведены рецепты как выучить язык птиц (fuglamál) или воронов (hrafnamál), а в исл. рукописи Lbs. 3903 4to, дается попытка интерпретации языка воронов.)

С. 275 Гром, Дождь, Град

С. 278 обмотался коноплями, обмазался смолою

С. 285 три зеленых прута

С. 302 «В памяти нашего народа сохраняется любопытное предание: «Отчего перевелись богатыри на святой Руси?» Согласно с древними мифами о борьбе великанов со светлыми богами… русские богатыри, гордые своею исполинскою силою, вызывают на бой небесных воителей, т. е. ангелов, которыми обыкновенно заменяются молниеносные духи дохристианской эпохи (светлые эльфы)». (Согласно «Младшей Эдде» светлые эльфы (ljósálfar) обитают в чертоге Гимле (Gimli) на юге небес, и только это место переживет гибель мира. В исл. трактатах XVII в. светлых эльфов сращивают даже с сыновьми огненного великана Сурта. О воинственности эльфов древности свидетельствуют также древнегерманские имена людей.)

С. 309 эльфические

С. 320 Вечорка …

С. 326 зерно, семя жизни

С. 328 «Таких, которые бы, по примеру сказочного богатыря Василия Буслаева, не верили ни в сон, ни в чох, а полагались бы только на свой червленный вяз, в старое время бывало немного». (Рус. аналог древнескандинавскому «trúa á sitt mátt ok megin».)

С. 335 гескот

С. 367 управляющая воля судьбы

С. 377 вещий… поэтический дар

С. 378 травосбор

С. 379 руны, шептать, наузы

С. 380 обмывать притолоки

С. 381 облакопрогонники, град, Ирпа, Торгерд

С. 384 машущие одеждами

С. 387 ездить на волках, взнузданных змеями

С. 389 помазать волшебной мазью для полета

С. 393 чахнут лошади, на которых ездят ведьмы

С. 396 «Существует примета: если на дворе стрекочет сорока, то беременная баба не должна выходить из-под крова избы, оберегаемой священным пламенем очага; иначе ведьма, которая любит превращаться сорокою, похитит из ее утробы ребенка». (Ср. д-исл. «Сагу об Эгилле», когда Гуннхильд Мать Конунгов обернувшись ласточкой (svala), мешала скальду Эгиллю Скала-Гримс-сону сочинять поэму «Выкуп головы», чтоб спасти собственную жизнь.)

С. 397 «Силою страшных заклятий колдуны и колдуньи насылают нечистых духов по воздуху: послушные им ветры несут и навевают на людей неисцелимые недуги, называемые стрелами, икотою, поветрием или заразою… ». (Ср. др-сканд. «Мысль (hugr) – это ветер или шторм тролльши». Снорри Стурлу-сон «Младшая Эдда».)

«Рассказывают еще, будто ведьма ездит ночью на думе спящего человека, который хотя и не сознает, что с ним делается, но, тем не менее, пробуждаясь на следующее утро, чувствует во всем теле полное изнеможение». (Ср. д-с. «истоптанный марой» (martröða), «заезженный троллем» (tröllríða).)

С. 398 озевать

С. 402 «Подкидыш вызвался на новое дело: он пришел на поляну и, пока волчата спали – развел костер и связал у них хвосты в один крепкий узел, да как крикнет зычным голосом: «Не пора спать, пора вставать!» Волчата вскочили и рванулись бежать в разные стороны – волчьи шкуры с них мигом слетели, и явились три добрых молодца, три родных братца. Подкидыш схватил волчьи шкуры и бросил в огонь; когда они сгорели, братья воротились к матери». (См. «Сагу об Але Пятнистом», гл. 10 («Ála flekks saga»), где насильно обращенного в волка сына конунга освобождают огнем и красным вином, предварительно сжегши его вольчью шкуру.)

С. 405 набрасывание шкуры, волшебная науза

С. 406 зеленый прутик

С. 411 двоеверные люди, заветы древней религии сохранялись в семьях, листы и тетрадки

С. 413 метание

С. 414 напускатели града, наузники

С. 419 корень «девесилной»

С. 421 вынимал княжой след

divider

Comments are closed.