Ноябрь 19th, 2007

Эльфийские традиции в прокоммунистической книге Кристинна Е. Андрессона «Современная исландская литература» 1918-1948

ЭЛЬФИЙСКИЕ ТРАДИЦИИ
В ПРОКОММУНИСТИЧЕСКОЙ КНИГЕ
КРИСТИННА Е. АНДРЕССОНА
«СОВРЕМЕННАЯ ИСЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА 1918-1948»

(рус. пер., 1957 г)

Давид Стефаунссон (Davíð Stefánsson)

Давид Стефаунссон родился в 1895 году в Фаграскогуре, неподалеку от Акурейри, в семье крестьянина… В 1919 году он начал писать стихи, но первое время творчество его ограничивалось главным образом миром народных легенд и саг. Дядя Стефаунссона со стороны матери был известный собиратель народных сказаний Олафур Давидссон. Из сельской глуши – с головой, забитой баснями об эльфах, чудесах и привидениях, — Давид Стефаунссон попадает в общество веселой, жизнерадостной городской молодежи, в среду молодых поэтов. Казалось, что из средневековой ночи он попал внезапно в ясный день современности; в душе его как бы занимается заря, и он становится ее певцом:

День в одной половине души,
В другой – затаилась ночь*.
                                 (с. 64)

[Об Оулафюре Давидс-соне: см. книгу Л. Кораблева «Рунические заговоры и апокрифические молитвы исландцев». Л. К.]

Тоумас Гудмундссон (сборник стихов «Прекрасный мир»)
Tómas Guðmundsson (“Fagra veröld”)

В стихотворении «Маленькая Ханна» (Hanna litla) вид юной школьницы вызывает в памяти поэта воспоминания о былой любви:

……
Если слышу твое имя –
Все поет в груди моей,
Словно юность мне вернули
И любовь ушедших дней.

Ханна, маленькая Ханна!
До чего прекрасна ты,
Песнь весны неповторимой,
Эльф небесной красоты.
                             (с. 78-79)

Hanna litla! Hanna litla!
Hjartans barnið glaðra óma.
Ástaljóð á vorsins vörum.
Vorsins álfur meðal blóma.

[«Эльф небесной красоты»: ср. древнеанглийские поэмы «Книга Бытия А» (ок. VII в.?) и «Юдифь» (X в.), таким образом здесь присутствует неразрывная поэтическая традиция о необычайной красоте эльф да. ides ælfsciene? Л. К.]

Гудмундур Бёдварссон (сборник стихов «Вечерние эльфы» 1941
[точнее «Эльфы этого вечера» — Л.К.]
Guðmundur Böðvarsson (“Álfar kvöldsins” 1941)

Обе следующие книги поэта – «Вечерние эльфы» (1941) и «Под полуночными небесами» (1944) – не прибавили почти ничего нового к его писательскому облику, но углубили те мотивы, которые уже звучали в его поэзии и раньше. К числу красивейших стихотворений в сборнике «Вечерние эльфы» относятся «Красная вересковая пустошь»…

(с. 119)

Все поэтические образы, которыми он описывает людей или народы, заимствованы им из природы, и поэтому ему трудно представить себе, что человечество должно само распоряжаться своей судьбой или что существуют особые законы, управляющие историей. Это объясняет нам его сомнения в будущем страны и недоверие к людям. При желании цитировать стихи Бёдварссона о природе нам представляется большой выбор. Он не созерцает красоты природы, подобно восторженному туристу; он сжился со всеми временами года: природа и он едины. Когда он обращается к природе, голос его становится проникновенным, а стихи начинают благоухать. Подтверждением может служить стихотворение «Две вершины» в сборнике «Вечерние эльфы»…

(с. 120)

Так, например, он часто говорит о своем желании уехать, и у нас нет основания сомневаться в том, что он действительно испытывал это стремление. Нигде он не говорит об этом столь красноречиво, как в первой строфе стихотворения «Белые корабли» (Hin hvítu skip):

Кто в юности не провожал заката,
Тая печаль,
Кто не смотрел с надеждой в сердце,
Мечтая, вдаль?
Вдали исчезнувший он видел берег
Мечты своей,
Корабль белый, сказочно красивый,
И чистых фей                  [þær björtu hreinu dísir]
                                                    (с. 122)

Снорри Хьяртарсон (сборник стихов «Стихи»)
Snorri Hjartarson (Kvæði)

Особенно красивым ритмом отличается стихотворение под названием «Народная мелодия» (Þjóðlag)… Никто не видел ее, но все томились по ней, пытались искать ее, но заблудились, «волки гнались за ними и эльфы манили их»…

(с. 135)

Халлдор Лакснесс (сборник статей «Книга народа» 1929)
Halldór Kiljan Laxness (“Alþýðubókin”)

В одном месте сборника «Книга народа» он говорит: «Народ спал в горах, населенных сказочными существами и эльфами (Þjóðin svaf milli fjalla, sem voru krökk af vættum og álfum), и на этой девственной земле, где каждая долина напоминает о нашей истории, каждая пустошь является символом наших самых сокровенных чувств, мы живем сегодня как бы вновь родившиеся, одаренные искренностью детей природы, говорящие на Божественном языке, а над нами раскрывается утреннее небо, горящее предсказаниями и знамениями».

(с. 197-198)

(роман «Самостоятельные люди»)
(“Sjálfstætt fólk”)

Но идея «Самостоятельных людей» заключается не только в том, чтобы показать один бедный крестьянский двор или борьбу одного крестьянина, а в том, чтобы проследить историю класса мелких крестьян с самого ее начала и до сегодняшнего дня. Роман, в сущности, начинается в эпоху седой старины. Глава о Бьяртуре на [хуторе] Летняя Обитель – краткая история веков…

Из Летней Обители открывается широкий горизонт в прошлое, в язычество, в царство эльфов, в народные сказания. Обители достигают волны от самых отдаленных берегов. Где-то в мире приютилась одинокая хижина крестьянина, освещенная поэтическим даром ее владельца. Летняя Обитель – это мир, в котором разыгрывается борьба за существование…

(с. 204-205)

Этот роман Лакснесса воздвигнут на крепком фундаменте. Он рассматривает все в свете новых взглядов, новых законов. Каждая идея оценивается по тому, насколько она соответствует действительности. Римы, героические саги, сказания об эльфах и феях находят свое начало и объяснение в жизни народа, в его борьбе за существование…

(с. 208)

Трилогия «Исландский колокол»
(Íslandsklukkan)

Действие романа «Пожар в Копенгагене» (Eldur í Kaupinhafn) [заключительной части трилогии «Исландский колокол»] развертывается главным образом в столице Дании. Главную роль в нем играют Арнас Арнэус [т. е. Ауртни Магнуссон. Л.К.] и Снайфридур…

(с. 224)

…Суд в Исландии постановил крестьянина Йоуна Хреггвидссона отправить на каторжные работы. Когда Йоуна должны отвести на корабль, направлявшийся в Копенгаген, снова появляется Снайфридур&#133′

- Я старый человек, — сказал Йоун.

- Ты не будешь торжествовать над моим отцом в этой стране, — добавила она.

- Я не прошу милости, — сказал Йоун. – Юнгфру знает, что у меня есть друг – жена Эльфа.

- Его жена шлюха, — бросила она, засмеялась и ускакала.

(с. 226)

[Более точный (поздний) перевод этого отрывка, изданный в книге — Халлдор Лакснесс «Исландский колокол», 1963:]

… Я не прошу милости, — сказал он. – Йомфру знает, что у меня есть друг, его жена – эльфа.

- Его жена шлюха, — поправила она, засмеялась и ускакала.

(пер. Н. Крымовой, гл. 7, с. 319)

 

Оулафур Йоуханн Сигурдссон (роман «Гора и мечта»)
Ólafur Jóhann Sigurðsson (“Fjallið og draumurinn”)

Действие романа «Гора и мечта» развивается в деревне…

Почти все действие романа развертывается в доме старых супругов. Кроме них и Хердис, в романе выведены двое других приемных детей – Кристинн и Беньямин, оба почти идиоты…

Слабоумный Беньямин принимает за действительность саги, которые рассказывает ему мать. Он грезит о сокровищах в горе и верит, что, если он заснет под горой, к нему придет женщина-эльф, поведет его в сердце горы и он найдет сокровище (Benjamín trúir því, að ef hann sofni undir Krossberginu, muni koma huldukona og taka hann inn í fjallið, svo að hann fái höndlað auðinn). Тогда он купит себе широкие брюки для верховой езды, сапоги до колен (такую одежду он видел на иностранных туристах) и женится на дочери судьи. Беньямин внушает себе, что его мечты сбудутся (Hann seiðir í hugann fyllinga draumsins). Он молил, «но ничто не отвечало на его мольбы. Гора возвышалась над его головой в молчаливом величии, то далекая в своей близости, то все затмевающая глубокой печалью; тишина голубой весенней ночи была беззвучна, слышен был только неприятный визг карликовых соколов и шум падающих камней». И когда он в горьком разочаровании кричит: «Все ложь!», — эхо доносит те же слова. Писатель прекрасно понимает, какие оковы налагает на человека бедность. Дети зажиточных родителей имеют возможность получить образование, стать чиновниками или земледельцами на хороших хуторах. И все же не они, а бедняки – сердце народа. О них и рассказывает роман…

Это яркая, красочная, благоухающая книга с печальным романтическим содержанием.

(с. 267-268)

[Ср. тут крепкие исл. традиции общения с эльфами (c Cокрытым народом), но, правда, в уничижительной коммунистической трактовке!]

alv galdr Эльфийские традиции в прокоммунистической книге Кристинна Е. Андрессона Современная исландская литература 1918 1948

Халлдор Лакснесс (ср. выше)

Торстейдн и Стефаун Г. Стефаунссон разъясняют исландцам идеалы социализма… Интернационализм Торстейдна и Стефана Г. Стефанссона подобен морской волне, мощь которой увеличивается по мере приближения к берегу. Но одновременно в обществе происходят перемены, напоминающие первый век заселения Исландии. Глядя на Исландию извне, из широкого мира, Лакснесс видит ее так: «Народ спал среди скал, в окружении сверхъестественных существ и эльфов. В этом первобытном ландшафте, где каждая долина – памятник нашей истории, каждая пустыня – символ наших таинственнейших чувств, мы стоим сегодня под утренним небом, пылающим предзнаменованиями и предсказаниями, подобно вновь родившимся людям, одаренным естественностью детей природы, с языком богов на наших устах». Эта первобытность является тем источником, из которого пьют писатели. Они черпают силы из сокровищницы народной жизни…

(с. 284)

Цитаты из книги Кристинна Е. Андрессона «Современная исландская литература 1918-1948», перевод с исл. под редакцией В.П. Неустроева, изд. «Иностранной литературы», М. 1957. Перевод с исл. Н. Крымовой и Р. Эмзиной. Переводы стихотворного текста, отмеченные звездочкой, сделаны Д. Э. Куниной.

divider

Comments are closed.