Март 26th, 2007

Как в старину отмечали праздник зимы на Северо-западе Европы

Как в старину отмечали праздник зимы на Северо-западе Европы.
(август 1997, Арлингтон, Массачусетс)

И вот опять приближаются главные праздники зимы – Новый год и Рождество, — время для самых невероятных происшествий и приключений, пора веселья и волшебства, длиться которым лишь короткий отрезок времени с конца декабря по январь седьмого. Вероятно, вы догадываетесь как вновь проведёте свой традиционный праздник Нового года с наряженной ёлкой и верным другом – телевизором (но, полагаю, пока не догадываетесь о том, что вам подарят родители и на этот раз). С моей же стороны я предлагаю особенный дар: а не отправиться ли нам, интереса ради, куда-нибудь за тридевять земель, а может быть и сотни лет тому назад, туда, откуда рано или поздно Дорога Времени приведет нас обратно в конец нашего XX века?! Ведь жил же на свете когда-то британский король Артур, а точнее было это в VI веке в землях современной Англии. И так случилось при нём что…

…Как обычно в рождественские дни собрались в его замке Камелот верные и бесстрашные воины-рыцари Круглого Стола. Каждый из них спешит похвалиться совершенным за год невероятным подвигом: победой ли над драконом, спасением ли благородной девицы из когтей мерзкого колдуна или же, на худой конец, разгромом, устроенным какой-нибудь милой парочке подразгулявшихся гигантов-людоедов. Короче, есть что послушать. Яства на том самом Круглом Столе — изысканные, дамы вокруг – прекрасные, стяги – боевые, а наряды у рыцарей – просто сказочные. Великолепие, одним словом, да и только. Но не весел сам славный молодой король Артур – всё что говорят рыцари конечно же было и, несомненно, случилось на самом деле, но всё это – подвиги уже уходящего года, а правило короля Артура гласит, что не притронется он к еде, покуда вновь под Новый год не произойдет чего-нибудь необычного, причём, непременно здесь и сейчас. (Хоть он и рыцарь, а капризен!)

Гудит гул голосов, ещё громче – музыка, но тут вдруг всё разом смолкло. Раздался грохот и в зал въехал верхом на коне странный гость. Вид его грозен, ростом он, что взрослый тролль, борода по пояс, глаза горящие, в руках у него ветви падуба и огромный топор, но всё это (да вы просто не поверите!) зелёного цвета – и борода, и лицо, и конь, и вообще весь он целиком! Своим громким и грубым голосом предлагает он собравшимся отгадать кто он и откуда прибыл, или же никто из них с места не сойдёт до самого следующего Нового года. И своего имени при этом не раскрывает. Все вокруг, конечно, удивляются, пожимают плечами – что за лесное чудо? Кто-то попытался вскочить, схватиться за мечь – не вышло. Всех словно к скамьям приклеили. Тут самое время спросить совета у какого-нибудь мудреца, да вот беда – уехал на каникулы у них придворный маг Мерлин, а другого-то подобного всезнайку во всём артуровом замке не сыскать.

Однако, может мы им сможем помочь?! Присмотримся к чуднóму гостю повнимательнее. Так. Явно не человек и ростом, словно тролль. И, если не сам Мерлин принял такое обличье смеху ради (но не похоже что-то, чтоб у уставшего за год мага-старика хватило пороху на подобную шутку, хотя бы и перед каникулами), наверняка тролль и есть. А кстати, вы знаете, что значит тролличьего роста? Это значит – огромного. Головы на две-пять выше самого высокого человека и притом с лицом грубым и злым, словно из скалы вырезанным и длиннющими руками. Как известно, тролли родом из далёкой северной Скандинавии. Вероятно, надо туда отправляться и всё разузнать, да вот беда – расстояние больно не близкое, да и артуровым рыцарям пора всерьёз за праздничное угощение приниматься, а сдвинуться с места никто не может. Нужно спешить, а значит прибегнуть к помощи какой-нибудь магии, чему-нибудь для передвиженья по воздуху (самый быстрый способ, когда личного самолёта под рукой нет!). Где же взять? Скорее к плывущему мимо замка кораблю, мореходы — бывалые люди, может чем помогут!

Так мы не заметили, что проскочили в спешке два века. (Но в замке у Артура прошло не больше минуты – только над нами время сейчас не властно!).
Итак, у нас VII век. А корабль-то оказывается викинговский (между нами, приличные они хулиганы и драчуны эти викинги, ну была не была!). Эй! На борту! Смотрите, капитан этого судна ражий и рыжий детина Эйрик, сын Олава – всем взял, только прозвище у него какое-то странное “Верблюд”. (Хотя нам до этого дела нет, просто спросим у него совета – не знает ли он средства как нам поскорее попасть на его родину).

- С вами удача, — загрохотал Эйрик. – Есть у меня один волшебный посох. И вот откуда. Высадился я однажды на берег, иду по неизвестному лесу и выхожу вдруг на поляну. Вокруг деревья – стеной. Солнечный свет только здесь, а посередине поляны – холм. Глядь, на нём – мальчуган с очень коротко стриженными волосами – возьми, да и скажи:
- Мама, мама, дай мне мои рукавицы и посох – в волшебной стране сейчас пир горой, а мне туда пешком не попасть.
Вылетели тогда из холма те вещи, которые он просил. Натянул мальчуган рукавицы, оседлал посох (как скачут обычно дети на деревянных лошадках-скакалках), взмыл в высь и был таков. Натурально, я – бегом на холм. Говорю то же, что и мальчуган. Всё получаю, взгромождаюсь на посох и тогда – вслед за ним. Ну а что я увидел потом, то и вам предстоит, если, конечно, не боитесь. (Эйрик смеётся.)

Понятно, что нам с вами летать на волшебных предметах ещё не приходилось, однако Артура с рыцарями надо спасать от позора и, опять же, там – дамы. Итак, вперёд. В небеса, ввысь. Солнце — на западе. Звёзды – на небе. Королевства, земли и страны – под ногами, внизу, а промеж них – океан. По нему плывут корабли, каждый спешит туда, где ждет его команду новогодний праздник. Поспешим и мы. От скорости закладывает уши. Наконец, вижу большой скандинавский хутор – там, кажется, уже празднуют вовсю Новый год (по-ихнему Йоль). Приземляемся.

Эх, что делается-то внизу. С высокой горы катят вниз пылающее колесо. Оно здесь – символ солнца. Люди тащат из леса по белому снегу черные древесные стволы, чтоб разжечь по одному гигантскому полену в очаге каждого дома и если оно будет гореть всю долгую ночь до утра – хозяев дома ждёт счастье в наступающем году. На самóм хуторе, куда мы направляемся – скамьи в ряд, а на них – народу видимо-невидимо (хоть и не тролли, но достойная им замена – викинги). Разгулялись молодцы, задирают друг друга, хвастают чем ни попадя. А когда же внесли традиционного жареного вепря, даже встают по очереди и во всеуслышание дают торжественный обет совершить что-нибудь эдакое, из ряда вон выходящее, чего никому доселе по плечу не было: завоевать, например, пол-мира, доплыть до того места, где сходятся вместе небо и океан и обрывается в бездну плоская земля (им то ещё тёмным невдомёк, что наш мир давно превратился в Земной шар), одолеть старость, обогнать мысль, прожить тысячу лет. (Ну это всё пока что, конечно, какие-то пустяки.) Но, ага, теперь о важном. Вот встаёт некий гость и торжественно заявляет, что отправится на Оркнейские острова и добудет там живого тролля, пускай хоть, мол, они все и покинули шумную Скандинавию. Понятно, значит тролли сейчас – на Оркнейях. Летим туда. (Кстати, это где-то в океане, на севере, между артуровым королевством и землями викингов.) Выручай, магический посох!

map1 Как в старину отмечали праздник зимы на Северо западе Европы

Опять под нами – океан и скоро средь его волн уже можно разобрать скалистые островки. Снижаемся.
Снова странность. Селений на островах мало, но всё же есть. Везде, внутри домов, идёт праздник, а какой-то чудак в одиночестве сидит посредь перекрёстка четырёх дорог, в горах (ну прямо совершенно один), а ведь, несмотря на звёзды и новогодний месяц, всё-таки как-то темно и холодно. Что его пригнало сюда от огней , тепла и весёлой компании? Давайте-ка спустимся и расспросим его. Может быть он и о здешних троллях знает что-нибудь определённое.

- Здравствуй, чудак-человек! Что привело тебя сюда?

Незнакомец в ответ нас пытливо рассматривает.

- Вы не эльфы? – вдруг спрашивает он.

(Присмотримся к себе повнимательнее! Вроде бы обычные люди, только вот посох магический, ну, да с кем не бывает!)
Говорим:
— Нет, пока. А, собственно, что это за эльфы такие?

Человек успокаивается и начинает объяснять:

“Эльфы или, по-нашему, Сокрытый народ – обликом своим почти что мы с вами, правда только прекраснее. (При этих словах мы краснеем. А ведь и нас было за них-то принял!) Но только со временем, эльфы хоть и живущие бок о бок с нами, людьми, начали потихоньку становиться невидимыми для нашего взора, исчезать. И вот исчезли, наконец, нет их среди нас, казалось бы ну и ладно, так ведь они ж единственные, кто видел зарождение нашего мира и может об этом поведать. Бессмертные, они владеют магией и чарами и многими искусствами, да вдобавок разными драгоценными вещами. И, понимаете ли, у нас на островах считают люди, что в Рождество или под Новый год, когда эльфы тоже отмечают эти праздники (только по своему) и разъезжают на конях друг к другу в гости большими весёлыми компаниями – самое подходящее время для смельчаков попытаться их увидеть. И непременно должны они явиться к тому, кто сидит в праздничную ночь на перекрёстке и, таким образом, мешает им проехать, с какой бы из четырех дорог они не появились (то есть действует как испорченный светофор). Будут эльфы предлагать сидящему различные сокровища, принимать облик его родных (правда только Вт пугать не будут, страх – не их оружие). Тут самое главное человеку выдержать – сидеть неподвижно и не проронить ни единого слова до рассвета, ибо с солнцем (поняв, что они безнадёжно запоздали, ибо терпению любого хозяина в ожидании приглашенных гостей есть предел!). Эльфы удаляются восвояси. (А сокровища-то оставляют у дороги, вот вам и удачный способ разбогатеть и податься в уважаемые люди!) Кроме того, дают эльфы такому человеку дар пророчества – предсказывать сейчас то, что произойдёт в будущем.
Но есть и опасность в таком ожидании под открытым небом в ночь под Рождество или Новый год. Если сидящий не выдержит и проговорится, ответит эльфам, совсем потеряет он голову и лишится рассудка на всю оставшуюся жизнь. Так случилось с одним беднягой. Выдержал он всё, да только прямо перед рассветом подходит к нему эльфа с деревянной миской в руках, а в миске-то вкуснейшая горячая мясная подливка, острый аромат так и разливается на морозце. Не вытерпел тут он (уж очень любил такую еду).Вскочил с криком: “Редко я отказывался от мясной подливки!”- протянул руки и тут же помутился разум. Так-то вот. Чуть и меня вы самого не подвели.”

- Да, — с пониманием вздыхаем мы. – А про троллей здесь ничего не слыхать? Какого они тут у вас цвета-раскраски?

- С ними вы запоздали, странники, — отвечает наш новый знакомый. – Не те нынче времена. Тролли все запропастились куда-то. Гномов, и тех не сыщешь. Редко когда выйдут они наружу из скал и камней, где их дом, только покажутся, да сразу ж назад. И ну давай стучать в горных недрах молоточками – они ведь лучшие (после эльфов) кузнецы. Да и эхо у нас зовётся “гномской речью” оттого, что считают, будто гномы таким образом отвечают людям изнутри скал. Знаю ещё, что в Уэльсе (это, между прочим, западная часть королевства Артура – в Британии) как раз под Новый год появляются водяные девы в лодочках, плывущих по подлунной глади горных озёр, и люди тогда ходят смотреть на такое диво. Хотя и здесь таится опасность. Но об этом потом. Во всяком случае все лучшие уэльские лекари ведут от этих дев свой род, и лучшие коровы в Уэльсе появились из приданного такой водяной девы. Про троллей же может знает что-нибудь мой двоюродный брат. Уплыл он вместе с викингами на самый удалённый остров нашей Европы – Исландию. (Хотя в переводе Исландия – это “ледяная земля”, не эскимосы или чукчи на ней живут, однако, не менее выносливый народ – потомки древних скандинавов и ирландцев.) Издревле славится этот остров своими магическими книгами и большим количеством чародеев. Туда вам теперь путь. Спросите Йоуна (а по вашему Ивана) Учёного. Наверняка волшебный посох отнесёт вас прямо к нему. Счастливо, и удачи в Новом году!

- И вам того же! – разумеется, ответили мы, а сами вспомним о короле Артуре и о том, что нам надо спешить. Не подведи, волшебный скакун!

Глядь, и мы уже средь чёрных фьордов Исландии. Но, правда, из-за скорости нашего полёта время провернулось значительно вперёд – промчалось почти одиннадцать столетий, уже не то XVIII, не то XIX век! (Хотя благодаря нашей магии в артуровом замке стрелка часов продвинулась лишь на пять минут вперёд.)

Ну уж и ледяная страна перед нами. Среди горных вершин, ледников и снежных заносов ослепительными в ночи огнями сверкают деревушки и отдельные хутора. Новый год в разгаре. Люди танцуют в масках вокруг костров под открытым небом. Звучит музыка. Вот и усадьба Ивана Учёного (Йоуна). Постучимся к нему. (Правда, раз ночь, то – в окно, в Исландии ночью в дверь стучат только призраки, а сейчас самое их время.) Тук-тук. Открывает седой человек с длинной бородой и живыми глазами на угловатом лице.

- Вы Иван Учёный будете? – спрашиваем мы.
— Да! С Новым годом! – отвечает старик.
— Мы к вам за консультацией, коллега! Остались у вас в Исландии тролли?
— Да уж есть, есть, добрые люди, как не быть, — ответствует Иван и указует на большую скалу прямо посреди тропинки к своему дому. – Вот один.

На наши недоумённые взгляды отвечает:
— Тролли – подземные жители и не выносят солнечного света. Если вздумается иному из них причинять людям вред – задержи его до рассвета и превратится тогда он в скалу. Много у нас в Исландии таких скал.
- А зелёные тролли у вас не водятся? – спрашиваем.
— И такие есть. А в чём дело?
— Да понимаете ли, приехал некто, обликом тролль, в замок короля Артура, — начинаем рассказывать мы. – Борода у него по пояс, глаза злющие, конь-огнь и весь он вместе с конём – зелёного цвета.
— А, это в Британии, в V веке-то? – узнаёт Иван. – Так это не тролль вовсе. Какой же это тролль? Тут, мои милые, эльфийская магия замешена.
- Опять эльфы! – восклицаем мы.
— Они, они родимые, — кивает чародей. – Везде они. Вот, взять хотя бы и наши обычаи. Рождество ли, Новый год, а об эльфах помним. Перед тем, как уйти на эти праздники в гости, мы, исландцы, ещё с древних времён зажигаем в доме и на дворе все огни, накрываем на столы, чисто прибираем жильё. А хозяйка дома обходит с зажжённым светом вокруг всех построек и приглашает невидимых эльфов в дом: “Придите те, которые желают, оставайтесь те, которые пришли, но не причиняйте вреда ни мне и никому!” Часто по возвращении находят хозяева разные драгоценные подарки в комнатах. Также сидят люди такими ночами на перекрёстках. Наши новогодние танцы в масках у ярких костров, тоже обычай перенятый у эльфов. Часто, начиная с предрождественского вечера, видят случайно люди большие конные процессии Сокрытого, до той поры, народа. Эльфы переезжают с одних невидимых хуторов на другие. Если предстают вдруг их жилища под Новый год взору людей, то видят как расцвечены их окошки десятками огней. Громко звенит внутри весёлая музыка.
Вообще же, для исландцев встреча Рождества или Нового года – нелёгкое дело. Ведь в эти дни дозволено разгуливать повсюду ужасной Гриле и ничего не скажешь хорошего об этой “красавице”. У неё три сотни голов и на каждой — по три глаза, чтобы ловчее выслеживать непослушных детей или несносных плакс и ревунов, которых она мигом швыряет в свой заплечный мешок. У неё на каждом пальце безобразные когти, козлиные рога на головах и широкие уши, которые свисают назад по её плечам и щекочут притом её нос спереди. Также с её подбородка свисает жиденькая бородёнка, её зубы словно обожжённые чёрные камни, одним словом, великанша-детоед. Немногим лучше её дети, рождественские пареньки: Грубиян-из-пропасти, Оближи-миску, Творожный-обжора, Нос-из-дверной-щели и другие. Числом их тринадцать и вот почему. Они начинают спускаться сгор по одному к жилищам людей за тринадцать дней до Рождества и собираются так все вместе на сам этот праздник, а затем также исчезают по одиночке, пока в конце рождественских праздников никого из них уже нет. Ждите, мол, до следующего сезона. И это ещё не все чудища. Вместе с Грилой и её сыновьями к человеческим жилищам прокрадывается рождественский кот. Чтобы не стать его добычей, люди на хуторах усиленно трудились с целью заслужить к праздникам новый наряд и щеголять в нём на Рождество. Ведь если не оденутся они в новое, то либо сами “сгинут в этом коте”, либо он проглотит их “рождественского петуха”, то есть из порцию еды за праздничным столом. И в таком случае людям огорчаться не приходится, подумаешь, что в животе пусто и уныло, зато сами живы-здоровы.
Но, несмотря на всё это, исландские новогодние праздники — весёлые: смех, музыка, снег, ночь, гигантские звёзды наверху и живые костры под луной. Сердцу – раздолье! Королю Артуру же передайте, что зелёный гость на самом деле – рыцарь Бертилак из Холма Зелёной Часовни. Но холм этот только для людского взора, на деле же – великолепный белокаменный замок битком набитый разными феями. Ну, а теперь я вас не задерживаю. Прощайте! С праздником вас!

- Того же желаем! – еле успели ответить мы, как снова очутились среди воинов Артура в Камелоте.

- Здравствуйте, рыцарь Бертилак из замка Зелёной Часовни! С Новым годом вас! – так приветствуем мы странного гостя и восстанавливаем мир и спокойствие. – Загадка решена, дорогой рыцарь! Садитесь за стол и, надеемся, что случайно опрокинутый стаканчик сидра не изменит вашу окраску в некоторых местах!

И затем веселье начинается вновь. Снова звучит музыка. Рыцари и дамы оживлённо беседуют и громко смеются. А мы вдруг замечаем, что осталось всего лишь пятнадцать минут до новогодней полуночи и нам пора возвращаться в наш механический XX век, с его электрическими огнями на наряженных ёлках и вереницами дедов Морозов и Снегурочек (иногда почему-то так ужасно похожих на наших собственных дедов и мам?). Но, если кто-то вдруг вновь захочет вернуться в далёкие таинственные и магически необычные времена средневековья, мой вам совет: просто прочтите в будущем интересные книги о короле Артуре и рыцарях Круглого стола, о волшебнике Мерлине, Зелёном Рыцаре, викинге Эйрике Рыжем и хоббитах.

Ну, а что касается исландцев, Грилы и прочего, то тут и возвращаться во времени никуда не надо. Вон она, остров-сказка, Исландия, виднеется в океане к западу от нашей родины, России, вся целиком. Вместе с её магическими рукописями, превратившимися в скалы троллями, и весёлыми, вокруг костров, танцами в масках под ночным зимним небом. И этот обычай люди переняли когда-то от самых, что ни на есть, обыкновенных эльфов.

divider

Comments are closed.