Декабрь 14th, 2006

Медленно наполнятся чаши Сон и Бодн

  Сокращенный перевод с исландского языка
статьи Гвюдрун Ингольвс-доухтир,
выполненный Л.Кораблевым с комментариями.

Медленно наполнятся чаши «Сон» и «Бодн»[1]


(о поэзии Пауля Видалина)


   В течение семи ночей Йоун Олавссон из Грюннавика являлся мне во сне. Он хотел, чтоб я посвятила эту мою статью законнику Паулю Видалину, его воспитателю, и всем хорошо известно, что сам Йоун часто цитировал Пауля в своих трудах.

Йоун Грюннавикский известен не только благодаря своим собственным сочинениям, но и благодаря трудам по сохранению памятников древнеисландской литературы. В этой связи можно вспомнить о написанной им копии «Саги о битве на Пустоши», которая является самой древней из дошедших до нас копий…

В рукописном отделе Исландской Национальной Библиотеки под номером 360 8vo хранится копия вис[2], сочиненных Паулем Видалином, которую написал Йоун Олавссон … Главная часть рукописи 360 8vo написана в октябре 1728 года…

Здесь ниже мы особо обсудим идеи Пауля о поэзии, которые появляются в рукописи 360 8vo, а также в его сочинении об исландских поэтах и писателях XVI–XVII вв. «Recensus poetarum et scriptorum…».

С древних времен люди связывали поэзию (skáldskapr) с волшбой (seiður) или жертвоприношениями (blót)[3] и поэт выполнял ту же роль, что и заклинатель (særingamaður). Естественно Кристьян Ауртнасон в своем предисловии к сочинению Аристотеля «О поэтическом искусстве» указывает на то, что латинское слово vates обозначает «и прорицателя (spámaður) и поэта (skáld)». По мнению людей былых времен сочиняли поэзию при необычных обстоятельствах после того только, как люди вкусили «меда Суттунга» Одина[4] или же испили из ключа искусства богини песен на горе Хеликон (в соответствии с латинской традицией Боэция). Кристьян Ауртнасон утверждает также, что похожая традиция была в древности в ходу в Греции и, что Эсхил сочинил свою известную трагедию в состоянии алкогольного опьянения. Мы не будем обсуждать здесь находился ли Пауль Видалин под прямым воздействием подобных идей, но судя по коллекции сочиненных им вис «попивает» он в них изрядно с неплохими последствиями, особенно, если обратить внимание на слова Йоуна Грюннавикского: «он (Пауль) мог экспромтом говорить почти обо всем рифмой[5], когда сам того хотел и был юным, особенно, когда был немного выпимши» и «когда епископ Торд решил напечатать «Граллари»[6] в 1691 году, он велел законнику Паулю Видалину, который в то время был школьным учителем исправить древнюю Jesú minnig[7], ибо епископ считал что Jesú minnig в ряде стихов неуклюж. То было в субботний вечер. Законник Пауль улегся в свою кровать и просил Бёдвара Паульссона … записывать за ним со всей доступной ему скоростью. Пауль выпил в ту ночь за все время своей работы пинту бреннивина[8] . В результате перевел он каждый стих Jesú-minnig’а на исландский, да так, что сравнялась она размером с латинским оригиналом» и «Пауль написал это декламируя в память о своем усопшем родиче, в стихах о Deas (Боге) там, где он позволил Calliope править. За то время, пока он занимался этим, он выпил фляжку (полпинты) наливки и находился в таком состоянии половину потраченного срока».

Можно также напомнить о том, что одна из лучших вис Пауля (по его собственному мнению) да, и по мнению многих других — это виса о старости:

Подумай что такое старость
Для потерянных перьев юности:
Ожидание падения старому древу
Случится с тобой, как и с другими.

и эту вису он сказал между сном и явью.

Но, с другой стороны, не пристало школярам подражать поэтам, ибо Пауль отзывается о грамматике Рунольва Йоунссона «что она выглядела так, словно пьяный человек составил ее за одну ночь».

Хотя отношение Платона к поэтам иногда довольно негативное, все-таки, он считает их слугами из числа смертных и толкователями [воли] богов, что, мол, они были вдохновлены силой богов. В своем сочинении «Последние дни Сократа» он, например, пишет:

«Я вскоре установил касательно поэтов, что они сочиняют не благодаря своей мудрости, но скорее посредством некоего вдохновенья и таланта, словно вдохновленные пророки (spámenn) и прорицательницы (völur), которые говорят связно, но сами не понимают того, что произносят. Мне кажется, что нечто подобное происходит и с поэтами».

Сверрир Томассон пишет в статье, опубликованной в журнале «Скальдскапар-мауль», что Снорри в «Эдде» рассматривал скальдов как «поэтов, вдохновленных силой богов. Они вкушают от таинства Одина меда Суттунга» и в других древнеисландских источниках скальду «помогают главные высшие силы. Он принимает вдохновенье либо из чаши Сон или же из чаши Бодн, или же от искусства, «которым наделяет Бог» как рассказывается в «Саге об апостоле Иоанне»».

Кристьян Ауртнасон утверждает, что в Исландии поэзия причислялась особо к искусствам, и приводит в пример Эгилля Скаллагримссона, который сказал в «Утрате сыновей»[9]:

Даровал мне также противник волка (т. е. Один),
Привычный к войне,
Искусство без изъяна» …

В «Recensus»’е Пауля Видалина встречается описание человека, который был «опасно болен» по причине поэтического духа. И это достаточно интересно, ибо у нас в Исландии, до наступления времен Романтизма, существует довольно мало подобных описаний. О священнике Гвюдмунде Эрлендссоне из Felli (?) в «Recensus»’е рассаказывается следующее:

«Торстейнн:  и он, по своей природе, был быстрым поэтом. Он становился (также как некоторые другие сочинители поэм) точно зачарованный в каждое новолунье и полнолунье, и сочинял тогда какое-нибудь стихотворенье. Однако не сделай он этого — тогда делался он, как говорят, словно не от мира сего и становился совершенно рассеянным, подобно сумасшедшему лунатику.

Хальвдан: а поскольку был он по натуре поэтом, который был движим непреодолимым поэтическим духом (что с некоторыми поэтами часто случается), говорят, что он, после того как стал священником, сочинял стихи в каждое новолунье и лунный месяц. Но впадал в безумие и ярость[10] и ни на кого не обращал внимания, не сделай он этого.

Из рукописи 360 8vo и «Recensus»’а явствует, что Пауль считал людей поэтами «по природе». И хотя занятия наукой изменили отношение к этому уже зрелого поэта Пауля, навык мастера закрепил, но не усовершенствовал самого поэта Пауля…

С другой стороны в «Recensus»’е поэты классифицированы Паулем Видалином в соответствии с тем, что о каждом из них можно сказать, на разряды «великий поэт» «поэт с лучшим (чем у других) слогом», «успешный поэт», «поэт средней руки», «не очень искусный поэт»…

{Ср. также с вышесказанным. «Краткий трактат пастора Магнуса Оулафс-сона о древнеисландской поэзии»:

   «… Нельзя забывать, что сия энергия духа наиболее пылкая во время новолуния (молодого месяца), и вы бы сказали, что выдающийся поэт, разъясняющий тонкости поэзии другим [людям], или же декламирующий поэзию, находился под влиянием алкоголя, был поражен весьма тяжелым припадком меланхолии (тоски), или же был охвачен неким безумием. И часто сие качество можно обнаружить даже у новичков (чужестранцев?) [благодаря] определенной особой манере (особенности), кою мы называем skáld-vingl «поэтический бред (исступление)» [букв. «скальдическое помешательство, опьянение»]. Встречаются те, кто верят, что наша поэзия обладает сверхъестественной силой отвращать или же причинять зло, чему существует, быть может, множество примеров…» [Пер. по изд. А. Фолкса «Edda Magnúsar Ólafssonar (Laufás Edda)», 1979: с. 411.] Л.К.}


Примечания

[1]
 Чаши Сон и Бодн (исл. Són ok Boðn) — названия двух из трех сосудов, в которых хранилась «кровь Квасира», т.е. мед мудрости и поэзии . (См. «Младшую Эдду:Язык поэзии».) [к тексту]

[2]
 Виса (исл. vísa) — изначально стих-экспромт, сочиненный по строгим правилам аллитерации с четным количеством строк. Здесь — просто рифмованный экспромт-четверостишие. [к тексту]

[3]
 Ср. «Драпу о Йомсвикингах» (Jómsvikínga drápa). Во вступлении к хвалебной поэме «Драпа о Йомсвикингах» автор говорит о себе:

«Не стал я «мудрым» (fróðr) под водопадами,
Не занимался я волшбой (galdrar) …
Ничуть не выучился я «грузу Игга» (т.е. поэзии) под повешенными».

«Драпа о Йомс-викингах», ст.3, оркнейского епископа Бьярни Кольбейнс-сона (XIII в.)
[к тексту]

[4]
 Одинов «мед Суттунга» — древнеисландская поэтическая метафора (кеннинг), обозначающая «поэтический дар» — (пьянящий) мед великана Суттунга, который похитил предводитель небожителей-асов Один. (См. «Младшую Эдду: Язык Поэзии») [к тексту]

[5]
 Ср. «Об искусствах Одина» из «Саги об Инглингах» («Круг Земной»): «… Один также владел искусством говорить так красиво и гладко, что всем, кто его слушал, его слова казались правдой. В его речи все было также складно, как в том, что теперь называется поэзией. Он и его жрецы зовутся мастерами песней, потому что от них пошло это искусство в Северных Странах.

… А иногда Один сидел под повешенными. Поэтому его называли … владыкой повешенных». {ср. прим. 3 выше}. [Пер. М. И. Стеблин-Каменского, «Круг Земной» – «Сага об Инглингах», гл. VI, VII, c. 13-14.] [к тексту]

[6]
 Исл. Grallari — сборник церковных гимнов и псалмов, псалтырь. [к тексту]

[7]
 Jesú minning [к тексту]

[8]
 Бреннивин (исл. brennivín) — исландский шнапс. [к тексту]

[9]
 «Утрата сыновей» (Sona-torrek), строфа 24 — известная поминальная поэма-драпа, сочиненная исландским скальдом Эгилем Скалла-гримссоном в X в. [к тексту]

[10]
 Безумие и ярость (óður og ær). В соответствии с древнеисландской традицией ас Один был, в числе прочего, и божеством-покровителем поэзии. Его имя этимологически происходит от корня óðr «исступление творчества, творческое (созидательное) безумие». Это слово óðr сохранилось в поздней древнеанглийской литературе (вероятно в память о языческом Одине/Woden’е) с отрицательной окраской. Сравни «в колдовском ослеплении (scīnlāc) и безумии (wōd) иллюзии» («История Орозия в переводе короля Альфреда Великого») или же «безумно-прожорливый (wōd-freca) оборотень (werewolf)» (одна из проповедей священника Вульфстана). В среднеанглийском языке óðr/wōd выжило как wood. См., например, среднеанглийские пьесы-миракли XV-ого века:

«Нечистый: Прочь, прочь! Я схожу с ума (wood) от горя, сейчас разум покинул меня…» («Сотворение света и падение Люцифера», 105);
«Каин: Однако мне думается ты впал в безумие (wood), ибо я не узнаю твою манеру мышленья.» («Каин и Абель», 122-3);
«2-ой Пастух: Молчи! Твой сон делает из тебя безумца (wood). Это всего лишь призрак, ей-ей!» («Вторая мистерия о пастухах», 372-74);
«Ирод Великий: И если женщины обезумеют (wood) — я советую вам поспешать.» («Ирод Великий», 314-5);
«1-ый Солдат: … Владыке Пилату, даже будь он в ярости (wood), я осмелюсь это рассказать.» («Воскреcение», 334-5).

Эхо этого слова óðr, возможно, появляется в «Истории и топографии Ирландии», написанной Гиральдом Кембрийским в 1185 г. (гл. 111): «А в правление сего Федлимидия большой норвежский флот пристал к берегам Ирландии. Они взяли страну под жесткий контроль и, обезумевшие в своей языческой ярости, разрушили почти все церкви» (пер. по изд. John J. O’Meara, с. 118) . [к тексту]

divider

Comments are closed.